Разделы сайта
Интересно
О том, о сём
Хвалите чаще себя

Хвалите чаще себя

Как правило, мы не забываем сказать окружающим слова благодарности за добрые дела и услуги, которые они делают для нас. А часто ли вы хвалите и благодарите самого себя? Обычно это происходит очень редко, а бывает, что мы только привыкаем ругать себя и винить во всём.

Лечебные свойства кубика льда

Лечебные свойства кубика льда

У льда есть множество полезных функций. Например, при помощи кубика льда может остановить кровотечение, снять воспаление. Также всем известно, что самое популярное применение льда – в косметологии. А массаж льдом способен избавить Вас от отеков. Как же еще можно применять «чудо» - лед? Об этом и поговорим в нашей статье.

Валенки и угги - ухаживаем правильно

Валенки и угги - ухаживаем правильно

Такая обувь, как валенки и угги, требует специального ухода. Заботясь о них правильно, Вы сможете продлить «жизнь» любимой обуви.

Поведение в обществе

Поведение в обществе

Прежде всего, необходимо воспитать в себе внимательное отношение к людям. Без этого человек на каждом шагу ставит в неловкое положение и себя, и окружающих.

Как вести себя за столом

Как вести себя за столом

Культура питания имеет очень важное значение для здоровья человека. Есть, когда придётся и что попало – это своеобразная распущенность и непростительная небрежность.

Полина виардо в жизни тургенева


Роковая любовь Тургенева. Кем была Полина Виардо | Персона | Культура

Для писателя Ивана Тургенева такой женщиной стала певица Полина Виардо - «сажа да кости», как её за глаза называли в светском обществе. Именно она стала прототипом Консуэло в одноимённом романе Жорж Санд. За Полиной Тургенев следовал всю свою жизнь. Ради неё он оставил Родину, родных, друзей. Лев Толстой писал об этой в чём-то даже болезненной любви: «Он жалок ужасно. Страдает морально так, как может страдать только человек с его воображением», «Никогда не думал, что он способен так сильно любить...»

Полина Виардо. Фото: Commons.wikimedia.org

Осенью 1843 г. в Санкт-Петербурге гастролировала Итальянская опера. Бомонд пришёл посмотреть на молодое дарование - Полину Виардо. Среди зрителей был и Иван Тургенев. Давали «Севильского цирюльника». Выходит Розина… Сутулая, с крупными чертами лица, не слишком привлекательна даже для оперной дивы. Но голос! Знаменитый французский композитор Камиль Сен-Санс дал самую точную характеристику: «...Её голос, не бархатистый и не кристально-чистый, но скорее горький, как померанец…» В зале послышался шёпот, мужчины и женщины обсуждали достоинства и недостатки певицы. А Тургенев, затаив дыхание, следил за каждым её жестом. С этого вечера жизнь писателя разделилась на до и после этой встречи.

«Я ходил сегодня взглянуть на дом, где я впервые семь лет тому назад имел счастье говорить с вами, - пишет Тургенев в письме к Полине. -  Дом этот находится на Невском, напротив Александринского театра; ваша квартира была на самом углу, - помните ли вы? Во всей моей жизни нет воспоминаний более дорогих, чем те, которые относятся к вам... я стал уважать себя с тех пор, как ношу в себе это сокровище…  а теперь позвольте мне упасть к вашим ногам».

Писатель был так поглощён своей любовью, что готов был закрыть глаза на то, что его избранница - замужняя женщина. Более того, он подружился с её супругом, известным критиком и искусствоведом Луи Виардо.  Кстати, Луи уже давно не обращал внимания на «шалости» своей молодой жены. Этот русский писатель был далеко не первым поклонником, к которому госпожа Виардо проявляла благосклонность.

Раньше считалось, что отношения Виардо и Тургенева были чисто платонические. Но некоторые факты говорят совсем об ином (хотя все компрометирующие письма Полина Виардо уничтожила после смерти Тургенева). Есть предположения, что настоящим отцом сына Полины Виардо, Поля, был именно Иван Сергеевич Тургенев. В 1856 г. он заезжал к Полине в Куртанвель, где провёл с ней несколько недель. «Как я счастлив!» - писал Тургенев своим друзьям. А спустя девять месяцев после этого счастья у госпожи Виардо родился сын.

Правда, некоторые исследователи считают, что отцом Поля мог быть и другой её любовник - художник Ари Шеффер, и даже принц Баденский, с которым у Полины в это время тоже случился роман. Интересно, что в этот список потенциальных отцов никто не включил законного мужа Полины Луи Виардо.

1852-1853 гг. Ивану Тургеневу пришлось провести в своём имении - он оказался в опале у властей из-за резкого некролога на смерть Гоголя.

Писатель не находил себе места, такая долгая разлука с обожаемой Полиной сводила с ума. Неожиданно он узнал, что Виардо собирается сама приехать в Москву на гастроли. Тургенев решил во что бы то ни стало сбежать из имения. За вознаграждение ему помогли сделать фальшивый паспорт, с которым великий русский писатель и отправился в Москву на встречу со своей единственной и неповторимой Полиной.

Тургенев тяготился своим положением «поклонника-приживалы». Он даже пытался устроить свою личную жизнь без Полины. Но писатель, пытавшийся обмануть самого себя, только морочил невинным девушкам голову. В 1854 г. Иван Сергеевич начал ухаживать за 18-летней дочерью своего кузена - увлечение быстро сошло на нет.

Полина Виардо. Фото: Commons.wikimedia.org

То же произошло и с Марией Савиной, Марией Толстой, сестрой писателя Льва Толстого, которая ради Ивана Сергеевича даже развелась с мужем, - неслыханное дело по тем временам! Тургенев же, узнав об этом поступке потенциальной невесты, поспешил исчезнуть из её жизни.

 Тем временем в России, в родительском имении, у Тургенева росла дочь Пелагея, рождённая от случайной связи барина с крепостной. Полина, узнав об этом, то ли в знак расположения, то ли из жалости предложила взять девочку на воспитание. С тех пор Тургенев уверился в том, что его возлюбленная - святая женщина. Он изменил имя ребёнка на Полинет и привёз её в дом Виардо. Но, как говорят, дочь Тургенева так и не смогла полюбить чужую женщину, которую отец навязал ей в матери.

Это странное семейство - супруги Виардо, их дети, Иван Тургенев, его дочь, обитавшие практически под одной крышей,  - вызывало множество пересудов у добропорядочных европейцев. Но Тургенев не обращал на это внимания. Ведь для него самым главным в жизни была его Полина.

Хотя Виардо совершенно не походила на тургеневских девушек, которых воспевал в своих книгах её поклонник. Тургенев практически всегда советовался с музой - Полиной по поводу своего творчества. Да и сама Виардо, не стесняясь, утверждала: «Ни одно произведение Тургенева не попадало в печать, прежде чем он не показал его мне».

3 сентября 1883 г. Тургенев умер от рака на руках своей уже престарелой возлюбленной.

Полина пережила его на 27 лет. После её смерти была найдена рукопись писателя под названием «Тургенев. Жизнь для искусства». Говорят, что из этих строк можно было многое узнать об этом странном романе между двумя совершенно разными людьми. Но рукопись пропала.

В своих произведениях Тургенев открывал читателю мир русского дворянства, а его женские образы, так называемые «тургеневские девушки», считаются эталонными описаниями российских дворянок. Читайте 20 цитат великого писателя>>

Любовь в жизни писателя

Любовь в жизни Тургенева

Роковую женщину, ставшую любовью всей жизни Ивана Тургенева, Генрих Гейне сравнил с пейзажем, «одновременно чудовищным и экзотическим». У испано-французской певицы Полины Виардо, невысокой и сутулящейся женщины, были крупные мужские черты лица, большой рот и глаза навыкате. Но когда Полина пела, она сказочно преображалась. В такой момент Тургенев увидел певицу и влюбился на всю жизнь, на 40 оставшихся лет.
До встречи с Виардо личная жизнь писателя была похожа на американские горки. Первая любовь была безответной и больно ранила 15-летнего юношу. Он влюбился в 19-летнюю соседку Катеньку, дочь княгини Шаховской. Какое же разочарование постигло Ивана, когда он узнал, что его «чистая и непорочная» Катя, пленявшая детской непосредственностью и девичьим румянцем, – любовница отца, Сергея Николаевича, прожженного ловеласа. Это разбило сердце Ивана, и даже спустя много лет он описал события в повести «Первая любовь», воплотив в героине Зинаиде Засекиной образ Кати Шаховской. О том, что все герои произведения имеют реальные прототипы, автор никогда не скрывал, за что многие его осуждали. История же любви Кати и Сергея Николаевича, полная накала и драматизма закончилась печально: Тургенев – старший после расставания с юной любовницей, вскоре умер — причем ходили слухи, что это было самоубийство, совершенное на фоне любовных злоключений. Екатерина спустя год вышла замуж за Льва Харитоновича  Владимирова, родила ему сына и через шесть дней скончалась.
Тургенев разочаровался в «благородных» девицах и обратил взоры на девушек простых. Белошвейкой Дуней Иван Сергеевич увлекся , когда ему было 23 года. Вероятно, это было одним из мимолетных увлечений писателя, но оно имело серьезные последствия — через год Дуняша родила девочку. Дочь назвали Пелагея (Полина), и хотя Тургенев не признал ребенка официально, девочку не бросил. Сначала она жила в доме матери писателя. Позже воспитывалась в семье Полины Виардо, возлюбленной Ивана Тургенева, писатель брал девочку с собой в заграничные поездки. Саму же Дуняшу в последствии выдали замуж.

Иван Сергеевич официально признал отцовство лишь в 1857году.
Зимой 1841 года Тургенев познакомился с Татьяной Бакуниной – сестрой будущего революционера-эмигранта Михаила Бакунина. Писатель часто бывал в его имении Премухино, где вся зима прошла в тесном общении с кругом братьев и сестер Бакуниных. Татьяна была старше писателя на три года, увлекалась немецкой философией и свои отношения с окружающими воспринимала сквозь призму идеалистической концепции Фихте.
Несмотря на то, что Тургенев и Бакунина жили в одном доме, несколько месяцев девушка писала ему письма на немецком языке. Вскоре писатель понял, что он не может разделить искренних чувств Татьяны и решил, что их отношения исключительно литературно-эпистолярные. Вдохновившись, он написал несколько стихотворений и рассказ, в том числе поэму "Параша".

Великая история любви
1843 год стал поворотным в жизни Ивана Сергеевича. На одном из оперных концертов в Петербурге он увидел на сцене женщину своей мечты — Полину Виардо. Чудесный голос певицы заворожил не только Тургенева, но и всех слушателей, пришедших на ее выступление. Одна из петербургских газет так рассказывала о впечатлении, которое произвела на концерте оперная дива: «Восторг уже не мог вместиться в огромной массе людей, жадно ловящих каждый ее звук, каждое дыхание этой волшебницы... Кто сказал "некрасива"? — нелепость!.. Это было какое-то опьянение, какая-то зараза энтузиазма, мгновенно охватившая всех снизу доверху».
Молодой русский писатель без памяти влюбился в певицу. Он не скрывал своей страсти, и скоро о его чувствах судачил весь Петербург. Вспоминая о том времени, А. Панаева писала: «Такого крикливого влюбленного, как Тургенев, я думаю, трудно было найти другого. Он громогласно всюду и всех оповещал о своей любви к Виардо, а в кружке своих приятелей ни о ком другом не говорил, как о Виардо».

Кем же была женщина, так легко покорившая Ивана Сергеевича Тургенева, превратив его жизнь в постоянное ожидание встречи с ней, полное обожания и поклонения? Мишель-Паулина Виардо-Гарсия родилась в Париже в 1821 году. Ее отец, Мишель Фердинанд Полин Гарсия, был знаменитым испанским тенором, а старшая сестра, Мария Малибран, — известной на весь мир оперной певицей. Сама же Полина обещала вырасти великолепной пианисткой. Ее учителем фортепьянной игры был сам Ференц Лист, в которого девушка по уши влюбилась. Однажды мать Полины попросила ее спеть несколько арий Россини. Внимательно выслушав дочь, она сказала: «Закрой крышку рояля. Ты будешь певицей!» В 1836 году молодая певица дебютировала в театре «Ренессанс» в Париже. Там же она познакомилась и подружилась с французской писательницей Жорж Санд, которая была поражена необычным голосом, искренностью исполнения и внутренней красотой молодой певицы. Позднее именно Полина станет прототипом главной героини самого популярного романа Жорж Санд «Консуэло». Дебют был очень удачным, несмотря на далеко не сценическую внешность дивы. Альфред де Мюссе писал о первом концерте певицы: «Она поет, как дышит! Ее полное выразительности лицо меняется с удивительной быстротой, с чрезвычайной легкостью, не только в соответствии со сценой, но и в соответствии с фразой, которую она исполняет. Она обладает главным секретом творчества: прежде чем выразить чувство, она его ощущает. Она прислушивается не к своему голосу, а к своему сердцу». Именно голос заставлял окружающих обожествлять Полину. По словам французского композитора Сен-Санса, ее голос «не был ни бархатным, ни кристально-прозрачным, но скорее горьким или печальным, тревожным и тоскующим, иногда грустным до слез. Этот голос был создан природой для трагических ролей, эпических поэм, ораторий».
В 1840 году Полина вышла замуж за Луи Виардо — директора Итальянского театра в Париже, известного критика и переводчика с испанского «Дон Кихота» Сервантеса. Их брак был очень счастливым, несмотря на 20-летнюю разницу в возрасте. Специально для певицы были написаны музыкальные произведения Брамса, Сен-Санса, Шумана. Она много гастролировала, став первой певицей, которая познакомила Европу с музыкальным искусством России.
С момента первой встречи на концерте Тургенев искал предлога познакомиться с Полиной Виардо. Узнав о новом увлечении сына, мать побывала на концерте, где выступала Виардо, и возвратившись домой, сказала: «А надо признаться, хорошо поет проклятая цыганка!»
Счастливый случай помог Тургеневу приблизиться к своему идеалу. Один из близких знакомых писателя пригласил его на охоту в обществе мужа Полины, Луи Виардо, а затем Ивана Сергеевича познакомили и с самой певицей. Это произошло 1 ноября 1843 года. С тех пор Тургенев в течение многих десятилетий всегда отмечал эту дату как священный праздник. В этот день писателя представили как «молодого великорусского помещика, хорошего стрелка, приятного собеседника и плохого стихотворца».
На Виардо Иван Тургенев не произвел должного впечатления: «Когда он вошел в комнату, он мне показался гигантом — ужасно высокий, удивительно красивый, с голубыми и умными глазами... Но не могу сказать, чтобы он поразил меня сразу. Я долго не обращала на него внимания...» Со временем преданность Тургенева-поклонника была вознаграждена: ежевечерне после спектакля его стали допускать в уборную певицы наравне с избранными почитателями таланта. Каждый из них должен был во время антракта рассказывать госпоже Виардо какую-нибудь забавную историю. Молодой писатель легко затмил своих соперников, к тому же он взялся давать ей уроки русского языка. Благодаря этим занятиям певица часто пела на сцене русские песни и романсы.
Сгорая от страсти, Тургенев писал любимой: «Я ничего не видел на свете лучше Вас... Встретить Вас на своем пути было величайшим счастьем моей жизни, моя преданность и благосклонность не имеет границ и умрет только вместе со мною». Всю свою жизнь писатель остался верен этому чувству, многое принеся ему в жертву. Иван Сергеевич любил всей душой, ему нравилось даже просто произносить ее имя. Она же позволяла себя любить.

Их встречи возобновились, когда Полина Виардо снова приехала на гастроли в Петербург зимой 1844 — 1845 года. Варвара Петровна, мать писателя, писала из Москвы: «Иван уехал отсюда дней на пять с итальянцами, располагает ехать за границу с ними же или для них». После окончания гастролей в Петербурге и Москве итальянская опера стала готовиться к отъезду из России. Тургенев ушел со службы в департаменте Министерства внутренних дел, получил заграничный паспорт отставного коллежского секретаря, отправляющегося в Германию и Голландию для лечения и уехал за границу. Он много путешествовал, и однажды получил приглашение погостить в семействе супругов Виардо.
Начиная с конца 1840-х годов Тургенев постоянно живет во Франции. Эти годы биографы назовут «счастливым трехлетием». Именно искренность и глубокое уважение писателя к любимой женщине, основанное на принципе: я могу быть счастлив только потому, что она счастлива в своем браке, сделали возможным их отношения, переросшие в роман- дружбу. Русский писатель много путешествует, согласовывая свой маршрут с гастролями Полины Виардо. Семья Виардо постепенно стала частицей его жизни. В те годы Иван Тургенев практически жил в семье возлюбленной: он то снимал дома по соседству, то подолгу гостил у нее. С мужем знаменитой певицы у писателя сложились ровные приятельские отношения, несмотря на значительную разницу в возрасте. Луи Виардо и Тургенев вместе охотились, занимались литературными переводами. Их объединяла любовь к литературе, театру, гуманизм. Луи Виардо, казалось, не замечал влюбленности русского писателя. Он полностью полагался на благоразумие жены, не изводя ее ревностью и подозрениями.
Полина Виардо, слывшая умной женщиной, сумела сохранить семью. В том, что это решение было продиктовано здравым смыслом и железной волей, нет никаких сомнений: «Я могла совершить большую ошибку — потому что лишилась воли... Понемногу мой разум вернулся ко мне, а с ним и воля. Обладая ею, я была сильнее всех». Она понимала, что на Тургенева — человека творческого — нельзя было положиться в жизни, поэтому держала его на расстоянии. Она даже ни разу не навестила измученного писателя, когда он, находясь в Париже, слег от желудочных колик. К тому же дружба с Тургеневым имела и вполне ощутимые материальные выгоды: вопреки воли матери, Иван Сергеевич тратил на семейство Виардо крупные суммы денег.
Иногда Тургенева разрывали сомнения: нужна ли ему такая Любовь? Он часто задавал себе вопрос: кто же он для нее? В такие минуты он искренне ненавидел свою возлюбленную, называя ее «безобразной». Часто ему приходилось ловить на себе косые взгляды знакомых и друзей, которые недоуменно пожимали плечами, когда певица, представляя им Тургенева, говорила: «А это наш русский друг, познакомьтесь, пожалуйста!» Но ничего поделать со своим сердцем не мог, и любовь становилась с каждым днем все сильнее и сильнее. Их переписка становится особенно нежной: «Любимая моя, самая лучшая, самая дорогая моя женщина... Родной мой ангел... Единственная и самая любимая».
В эти годы он много работает. Из-под пера Тургенева вышли знаменитые «Записки охотника», принесшие ему писательскую славу.
Влюбленному писателю пришлось вернуться на родину в 1850 году: очень тяжело заболела его мать. Тогда Иван Сергеевич даже не предполагал, что на долгих щесть лет покинет Полину Виардо. В родном доме он обнаружил, что его дочь — маленькая Пелагея — в имении бабушки несчастна. Варвара Петровна обращалась с ней очень грубо и жестоко, так, если бы та была крепостной. О своих страхах Тургенев рассказал Полине Виардо: «Моя собственная 8-летняя дочь говорит: "Я никому не верю и никого не люблю, потому что меня никто не любит"». Знаменитая певица сразу же ответила: «Присылайте ее ко мне, она будет моей дочерью». Иван Сергеевич увез девочку во Францию, где она воспитывалась с детьми Виардо. Пелагея, которую отныне отец называет Полинет в честь Виардо, навсегда покинула Россию. Варвара Петровна Тургенева умерла в ноябре 1850 года. После её смерти сыновья разделили огромное наследство: Ивану Сергеевичу досталось Спасское имение.

Ещё попытки полюбить
Весной 1854 года Иван Сергеевич стал часто бывать у одного из своих кузенов, Александра Тургенева, где познакомился с его 18-летней дочерью Ольгой. Пленившись ее грацией и юной свежестью, он не смог скрыть своего восхищения. Они часто встречались на даче у ее родителей в Петергофе. Писатель был влюблен, Ольга отвечала ему взаимностью. Иван Сергеевич начал задумываться о женитьбе, перспектива которой и захватывала, и одновременно пугала его. Однако все чаще и чаще он снова вспоминает о Полине Виардо. Когда разлад в его душе становится невыносимым, он решает удалиться. В последнем письме к Ольге Тургенев не пытается оправдываться, он обвиняет себя, откровенно признаваясь, что его пугает разница в возрасте и ответственность, которую он не готов на себя взять. Девушка очень болезненно перенесла этот разрыв. Позднее Ольга стала прототипом Татьяны в романе Тургенева «Дым».
Спустя некоторое время Иван Сергеевич познакомился с сестрой Льва Николаевича Толстого, Марией. В ноябре 1854 года в письме к Анненкову он писал: «Она очаровательна, умна, проста... На старости лет (четыре дня назад мне исполнилось 36) я едва не влюбился. Не буду скрывать от вас, что поражен в самое сердце». Это чувство так и осталось лишь платоническим, а Мария Толстая стала прообразом Верочки из рассказа «Фауст», написанного позднее писателем.
У многих близко знавших Тургенева складывалось впечатление, что, бросаясь в новые отношения с головой, он старался вытеснить из своей души царствовавшую там мадам Виардо. Это же почувствовала и Мария Толстая, написавшая уже после смерти Ивана Сергеевича: «Если бы он не был в жизни однолюбом и так горячо не любил Полину Виардо, мы могли бы быть счастливы с ним и я не была бы монахиней, уйдя от нелюбимого мужа, но мы расстались с ним по воле Бога...» Сам того не желая, Тургенев сыграл роковую роль в судьбе многих женщин, искренне любивших его, но не познавших взаимности. В этот период, для которого характерны неудачные попытки устроить свою личную жизнь, Тургенев написал самые знаменитые свои произведения: «Рудин», «Дворянское гнездо», «Накануне», «Первая любовь», «Отцы и дети». Им была создана галерея женских образов, вошедших в золотой фонд русской литературы под названием «тургеневских девушек»: самоотверженных, искренних, не боящихся любить, таких, с которыми писателя сводила жизнь. Совсем иначе выглядят тургеневские мужчины: нерешительные, боящиеся ответственности в личной жизни. Казалось, что писатель сам стал прообразом этих персонажей, безжалостно разоблачив свою слабость.
Роковая любовь к Полине Виардо, по-прежнему господствующая в его сердце, заставляет Тургенева в конце 1856 года выехать во Францию. Приехав в Париж, Тургенев вновь зажил в тени любимой женщины и ее семьи. Он был счастлив, но это счастье вносило в душу полное смятение, страдания от того, что «сидит на краешке чужого гнезда». «Своего нет — ну и не надо никакого», — в отчаянии говорил писатель. Многие друзья, посещавшие Тургенева во Франции, считали его положение очень прискорбным. А Фету Иван Сергеевич признался: «Я заслужил то, что со мной происходит. Счастливым я способен быть только тогда, когда женщина поставит свой каблук мне на шею, вдавливая меня носом в грязь». Толстой, встретившись с ним в Париже, писал своей тете: «Никогда не думал, что он способен так сильно любить!»
В 60-е годы Иван Сергеевич живет в постоянных разъездах между Россией и Францией. После публикации романа «Отцы и дети» в 1862 году писатель ощутил, что теряет связь с молодежью. К тому же у Тургенева не складывались отношения с давними друзьями и единомышленниками: Достоевским, Герценом, Толстым. Оставшись совершенно один, Иван Сергеевич писал Полине: «Чувства, которые я к Вам испытываю, нечто совершенно небывалое, нечто такое, чего мир не знал, что никогда не существовало и вовеки не повторится!» В 1863 году Полина Виардо начала терять голос. Она решила уйти со сцены и вместе с мужем и детьми переселилась в Баден-Баден. Перед Тургеневым стал выбор: он мог остаться жить с дочерью во Франции или поехать вслед за возлюбленной. Иван Сергеевич выбрал Полину Виардо, объяснив, что между ним и дочерью нет ничего общего. В одном из писем он так объясняет свой выбор: «Она не любит ни музыки, ни поэзии, ни природы, ни собак — а я только это и люблю».
Полина Виардо была для Тургенева не просто боготворимой женщиной, идеалом, но и музой, проявлявшей живой, неподдельный интерес ко всем произведениям писателя. Сохранилось письмо, в котором Иван Сергеевич благодарил Полину как внимательного слушателя. Сама Виардо однажды в шутку заметила: «Ни одна строка Тургенева не попадала в печать прежде, чем он не познакомил меня с нею. Вы, русские, не знаете, насколько вы обязаны мне, что Тургенев продолжает писать и работать!»
Последние 20 лет жизни Иван Сергеевич прожил за границей, став членом семейства Виардо. В Баден-Бадене Тургенев поселился недалеко от виллы Виардо. Простившись с большой сценой, Полина в свои 43 года полна энергии и обаяния. Ее вилла становится музыкальным центром, где собираются знаменитости, где Полина поет, а также аккомпанирует на рояле. Она открывает школу вокального искусства, а затем — театр, задумав самостоятельно писать музыку к Тургеневским спектаклям. Тогда в Европе только входил в моду жанр оперетты. Иван Сергеевич охотно помогает любимой в ее композиторском дебюте, создав либретто к нескольким комическим операм. В письмах Тургенева, написанных осенью 1867 года, ощущается атмосфера праздника, царившая в домашнем театре Виардо: «С утра до вечера — дым коромыслом. Ставятся балетные сцены, примеряются костюмы». Сам писатель с огромным удовольствием участвовал в репетициях, играл главные роли.
В 1871 году семья Виардо переехала во Францию. С ними уехал Тургенев. В доме Виардо в Париже Тургенев занял верхний этаж.
В последние годы жизни Иван Сергеевич тяжело болел. В апреле 1883 года писателя перевозили в пригород Парижа Буживаль. Тургенева сносили с лестницы, а навстречу ему покатили в кресле умирающего Луи Виардо. Они пожали друг другу руки — через две недели Виардо умер. После смерти Луи все внимание Полины было направлено на Тургенева. Она заботливо ухаживала за ним и была рядом неотступно до последней минуты. Иван Сергеевич умер почти счастливым на руках любимой женщины. Он оставил ей всё своё состояние. Первое время после смерти Тургенева Виардо была настолько сломлена, что даже не выходила из дома. Как вспоминают, окружавшие ее люди, на Виардо невозможно было смотреть без жалости. Память о Тургеневе она сохранила до конца жизни. Последние годы жизни Полина Виардо по-прежнему занималась преподаванием. К ней съезжались ученицы из разных стран, в том числе и из России. В 1801 году Виардо наградили орденом Почетного легиона. С годами силы покидали ее. Она плохо видела, не выходила из дома. Несмотря на это, продолжала преподавать . За два дня до смерти, она сказала, что проживет еще двое суток…
Полина Виардо скончалась тихо и без страданий – теплой весенней ночью с 17 на 18 мая 1910 года. Ей было почти 89 лет. Похоронена в Париже на кладбище Монмартра. Она пережила своего Тургенева на 27 лет. После её смерти была найдена рукопись писателя под названием «Тургенев. Жизнь для искусства». Говорят, что из этих строк можно было многое узнать об этом странном романе между двумя совершенно разными людьми. Но рукопись пропала. Судьба подарила Полине Виардо и Ивану Сергеевичу Тургеневу идеальную, роковую, страстную и необъяснимую разумом любовь, о которой можно лишь мечтать...

Последняя попытка
Нельзя сказать, чтобы Иван Тургенев не пытался вырваться из «чужого гнезда» и свить свое собственное. Театральная актриса Мария Савина стала последней попыткой писателя зажить собственной семьёй. В 1879 году писатель впервые увидел ее на сцене, в спектакле по его собственной пьесе «Месяц в деревне». Савиной – 25, Тургеневу – 60 лет. Мария, вопреки мнению режиссера, выбрала второстепенную роль Верочки и так ярко сыграла ее, что изумился сам Тургенев. После выступления он примчался за кулисы к Савиной с огромным букетом роз и воскликнул: «Неужели эту Верочку я написал?!» Актриса бросилась Тургеневу на шею и поцеловала в щеку — это было проявлением теплых чувств, но на большее, чем просто уважение, Тургенев не мог рассчитывать. А он влюбился в Марию, о чем открыто признавался ей. Из-за этого несовпадения чувств их встречи проходили достаточно трудно и были редкими, что компенсировалось частой перепиской, продолжавшейся четыре года. В письмах Тургенев не скупился на нежные фразы, для Марии же он был хорошим другом, которому она сообщила о предстоящем замужестве. Тургенев пожелал ей счастья, но своих трогательных мечтаний о ней не оставил, и когда брак Савиной временно расстроился, вновь начал планировать совместные поездки за границу. Им не суждено было воплотиться в реальность — умер писатель в кругу семейства Виардо, а Мария много лет спустя приходила в дом-музей Тургенева каждый день, чтобы оставить перед его портретом букет цветов. Будучи уже пятидесятилетней дамой, она вступила в официальные отношения с вице-президентом Театрального общества Анатолием Молчановым, с которым до этого долгое время жила в гражданском браке.
Конечно, все эти женщины оставили след в жизни Тургенева. Он влюблялся в одних страстно и глубоко, в других легко и мимолетно. Но всех , он любил (или думал, что любил) нежно и искренне. Хотя многие из них и остались глубоко несчастными…

Тургенев 40 лет нес тяжкий крест любви к Полине Виардо. И умер у нее на руках

Два века назад родился великий писатель.

Их странный роман до сих пор остается одной из главных загадок мировой литературы. «Мое чувство к ней является чем-то, чего мир никогда не знал, чем-то, что никогда не существовало и что никогда не сможет повториться, – признавался сам писатель на склоне лет.– С той самой минуты, как я увидел ее в первый раз, – с той роковой минуты я принадлежал ей весь, вот как собака принадлежит своему хозяину… Я уже не мог жить нигде, где она не жила; я оторвался разом от всего мне дорогого, от самой родины, пустился вслед за этой женщиной… В немецких сказках рыцари часто впадают в подобное оцепенение. Я не мог отвести взора от черт ее лица, не мог наслушаться ее речей, налюбоваться каждым ее движением; я, право, и дышал-то вслед за ней».

«Сажа да кости»

Горько и больно читать эти признания. Тургенев – это вам не тщедушный интеллигентишка, обделенный женским вниманием. Настоящий русский богатырь под два метра роста, красавец, писатель, неутомимый охотник, умен, образован, богат. На родине многие светские дамы вздыхали по нему, мечтая свести под венец. А он выбрал заезжую чужестранку. Мало того, что замужнюю, так еще, мягко говоря, не красавицу. Сутулая, глаза навыкате. На лицо невозможно было смотреть в анфас, утверждал художник Илья Репин. Поэт Генрих Гейне называл это благородным уродством. «Сажа да кости!» – язвили злые языки. Классический сюжет – «красавица и чудовище», только здесь вышло наоборот. Даже закадычная подруга – писательница Жорж Санд, устроившая брак начинающей певицы с директором Итальянской оперы, изобразившая Полину главной героиней романа «Консуэло», недоумевала, узнав, что ее сын закрутил роман с Виардо: «Вот уж полюбится сатана пуще ясна сокола… Ну, что он в ней нашел?!»

Впрочем, и сам Иван Сергеевич был не слеп. С горечью писал графине Ламберт: «Дон Кихот, по крайней мере, верил в красоту своей Дульцинеи, а нашего времени донкихоты и видят, что Дульцинея урод, а все одно бегут за нею».

Понимал, но ничего сделать с собой не мог. Как-то в сердцах сказал другу-поэту Афанасию Фету, гостившему у него в Париже: «Я подчинен воле этой женщины. Нет! Она заслонила от меня все остальное, так мне и надо. Я только тогда блаженствую, когда женщина каблуком наступит мне на шею и вдавит мне лицо носом в грязь».

«Он жалок ужасно, – переживал Лев Толстой. – Страдает морально так, как может страдать только человек с его воображением… Никогда не думал, что он способен так сильно любить».

«Нет, тут явно не обошлось без колдовских чар, приворотного зелья», – судачили сливки общества.


Иван Тургенев в молодости. Рисунок К. А. Горбунова, 1838

«Колдовство проклятой цыганки»

– Эта версия действительно была популярной и в Петербурге и в Париже, – соглашается писатель, главный редактор семейного журнала о природе «Муравейник» Николай Старченко, большой знаток жизни и творчества Тургенева. – Недаром его мать, барыня Варвара Петровна твердила: «Околдовала тебя проклятая цыганка!» И грозила лишить наследства. – «Маман, она не цыганка, она – испанка…» – с досадой возражал Иван.

Мишель Фердинанда Полина Гарсиа – дочь знаменитого испанского тенора Мануэля Гарсиа. Мать, старшая сестра тоже блистали на сценах Европы. Так что она с детства знала театр, росла среди артистов. У неё оказался прекрасный голос – меццо-сопрано. Получила приглашение в «Итальянскую оперу» в Париже. В 18 лет вышла замуж за директора этой оперы Луи Виардо, который был на двадцать один год старше. Явно по расчету, чтоб супруг помог в творческой карьере.

Красотой Виардо не славилась.

– Значит, все-таки колдовство?!

– Полагаю, без некоторого магнетизма тут не обошлось. Но всякие приворотные зелья, черную магию исключаю напрочь. Тургенев при первой их встрече не был знаменит, чтобы его привораживать. Подействовало волшебство иного рода. Сошлюсь на мнение ценителя женской красоты, замечательного художника Алексея Боголюбова. Он долго жил в Париже, дружил с Тургеневым, общался с Виардо. «Она была нехороша собой, но была стройна и даже худощава, у нее до старости были чудные черные волосы, умные бархатистые глаза и матовый цвет лица… Рот ее был большой и безобразный, но только она начинала петь – о недостатках лица и речи не было, она божественно вдохновлялась, являлась такой красавицей могучею, такой актрисой, что театр дрожал от рукоплесканий и браво, цветы сыпались на сцену, и в этом восторженном шуме царица сцены скрывалась за падающим занавесом…».

Вот это «божественное вдохновение» певицы, ее страстный женский темперамент на сцене и сразили чувственного Тургенева. Как и многих других, замечу. У Виардо было немало любовных связей. Называют принца Баденского, композиторов Шарля Гуно, Гектора Берлиоза, Ференца Листа, видных художников, писателей… Но все они рано или поздно освобождались от ее чар. И только Тургенев остался с Полиной до конца дней своих.

Свела псовая охота

– Как они познакомились?

– Автору прославленных «Записок охотника» помогла его первая страсть!

– Интересно, интересно…

– Слава Виардо гремела по всей Европе. И вот, наконец, певица прибыла на гастроли в Санкт–Петербург. Впервые увидев ее на сцене в «Севильском цирюльнике», Тургенев был сражен наповал. А вскоре, аккурат в день его 25-летия, некий майор Комаров познакомил Ивана на псовой охоте под Петербургом с другим своим гостем, Луи Виардо. Видимо, Тургенев произвёл хорошее впечатление на француза. Уже через три дня Луи представил его своей супруге. Полине шёл тогда 23-й год. Она благосклонно приняла ухаживания обаятельного «русского медведя», про которого ей сказали, что это богатый помещик (владелец пяти тысяч «рабов»!), стихотворец и отличный стрелок. Так что именно любимая охота связала его с главной любовью жизни. Эти две страсти будут с тех пор питать творчество Тургенева.

– Он тогда записал в дневнике: «Встреча с Полиной», рядом нарисовал крест, похожий на кладбищенский. Напророчил! Тяжкий крест любви к ней он будет тащить до гробовой доски.

– Да, не знали тогда они, что их любовная связь продлится четыре десятилетия, и будут тут взлёты, охлаждения и разлуки, порой по нескольку лет…

Отец загубил первую любовь

– Из-за Полины Тургенев так и остался на всю жизнь холостяком, не завел свою семью. Впрочем, поговаривали, причиной тому – мужская несостоятельность классика. Потому, дескать, их связь была платонической.

– Несостоятельность? Ну-ну! По молодости, до встречи с Виардо, в Спасском у него был роман с миловидной белошвейкой Авдотьей Ермолаевной Ивановой (не отсюда ли, от отца белошвейки, потом появился образ Ермолая – его неизменного спутника по «Запискам охотника»? Настоящее-то имя помощника по охоте – Афанасий Алифанов). Девушка забеременела. Благородный Иван решил на ней жениться, чем привёл мать в исступление. Разразился жуткий скандал. Тургенев сбежал в столицу, а Варвара Петровна выслала Авдотью в Москву к родителям. Там и родилась Пелагея. Тургенев добился от матери, чтоб Авдотье назначили приличное пожизненное содержание. Она вышла замуж. А девочку Варвара Петровна забрала в Спасское. И любила похвастаться перед гостями «шалостью» сына. Мол, посмотрите, на кого она похожа? Пелагея лицом была вылитый Тургенев.

Позже, отбывая полтора года ссылку в Спасском за статью о Гоголе, он завел крепостную любовницу Фетистку. Прежде она служила горничной у двоюродной сестры Ивана Сергеевича Елизаветы. Очень уж понравилась писателю, он решил ее выкупить. Сестрица заметила, как загорелись его глазки и запросила большую цену. Писатель не стал торговаться. Он хорошо одевал Фетистку, она раздобрела телом, барина уважала…

Кстати, в ту пору Виардо была в России с очередными гастролями. Тургенев звал ее в Спасское, но певица не приехала. Тогда он сам, по поддельному документу, отправился в Москву под видом мещанина. И провел с Полиной несколько счастливых дней.

Так что в плане физической любви все у Тургенева было нормально. И с крепостными «афродитами», и с Виардо. О чем есть намеки в его переписке с нею. Из трех ее дочерей он выделял Клавдию (Диди). Дал большое приданое, когда та выходила замуж. Поговаривали, что это его дочь.

Есть и другая загадка. Вернулся к Полине во Францию после очередной разлуки, а ровно через девять месяцев родился Поль Виардо. Тургенев послал любимой женщине радостную телеграмму. И был счастлив, пока не узнал о существовании художника Шеффера, нового друга певицы.

– Выходит, Поль не сын Тургенева?

– Не будем гадать. Во всяком случае, когда Поль вырос, стал скрипачом, Иван Сергеевич подарил ему скрипку Страдивари. Представляешь?

А вот собственную семью заводить, действительно, не решался. (История с беременной белошвейкой не в счет, то был всего лишь порыв благородства. Если б действительно хотел жениться, никакая мать не помешала бы). Полагаю, причиной тому не Виардо, а юношеская душевная травма. О чем он ярко, эмоционально и откровенно написал в автобиографической повести «Первая любовь». Герой горячо, без памяти влюбился в соседку по даче княжну Зинаиду, а она стала любовницей… его отца. И произошло это, по сути, на глазах ошеломлённого юноши. На самом деле ту княжну звали Екатерина Шаховская. Ей было 19, писала стихи…


Иван Тургенев в 1871 году.

– И что, отец действительно отбил у Ивана его первую любовь?

– Увы… Сергей Николаевич Тургенев, выражаясь современным языком, был большой ходок. Сын изящно называл его «великим ловцом пред Господом». Более утонченный красавец, чем Иван, он постоянно плел любовные интриги. Мгновенно определял, как соблазнить понравившуюся даму. С одной был нежен, с другой – груб… На соседке- помещице Варваре Лутовиновой, некрасивой, в годах, полковник женился по расчету. У нее было 5 тысяч душ крепостных, у него – всего 150. Жена прощала ему многочисленные измены, хотя и закатывала скандалы. Из-за этих скандалов¸ истории с княжной у Ивана и сложилась боязнь семейной жизни. Как только в отношениях доходило до серьезного, он уходил в сторону. Например, еще до Полины был страстный роман с сестрой друга, будущего революционера Бакунина Татьяной. Она официально считалась его невестой. Но свадьбы не случилось. Вот также позже закончились его серьезные отношения с дальней родственницей Ольгой Тургеневой, баронессой Юлией Вревской, знаменитой актрисой Марией Савиной, сестрой Льва Толстого Марией. Та из-за Тургенева даже развелась с мужем. Но писатель на ней не женился, вернулся к Полине. Мария с горя ушла в монастырь. Раздосадованный Лев Толстой даже вызвал его на дуэль. К счастью, она не состоялась, но два классика долго потом не общались.

…Он всегда возвращался к Полине. «На краешек чужого гнезда», как сам выражался. С замужней певицей ему было уютнее, удобнее. Годами жил в ее доме или снимал жилье рядом. Сопровождал на гастролях по Европе. Когда супруги Виардо приобрели виллу в Баден-Бадене, он построил свой дом по соседству…

Большой русский простофиля

– А муж как реагировал?

– Луи, напомню, был старше супруги на 21 год. Сразу все понял, не мешал, скандалов не закатывал. К Тургеневу относился дружески. Вместе охотились под Парижем, в Германии…

Нельзя сбрасывать со счетов и меркантильность супругов. Оба любили деньги. А Тургенев был богат. Возвращаясь из Франции на родину, продавал то деревеньку, то рощицу. «Чужому гнезду» деньги требовались всегда. Характерный пример – его незаконнорожденная дочь Пелагея от белошвейки. Впервые Тургенев увидел ее, когда девочке было 8 лет. Был в шоке от того, что дворня плохо относилась к ней, издевательски величала «барыней». Тут же сообщил Полине про найденную дочь, разительно на него похожую. «Я почувствовал свои обязанности по отношению к ней, и я их выполню – она никогда не узнает нищеты, я устрою ее жизнь, как можно лучше».

Полина сразу поняла, что здесь пахнет хорошими деньгами. В ответном письме предложила воспитывать девочку вместе со своими родными дочерьми. Тургенев привез Пелагею в семью Виардо, переименовал в Полинет в честь любимой, щедро платил за ее содержание. Короче, еще и дочерью привязала Виардо к себе писателя. Хотя отношения певицы и девочки не сложились.

Тургенев частенько покупал Полине драгоценности. Парижские ювелиры прозвали его «большой русский простофиля». Поскольку ему можно было цену заломить или подсунуть некачественный товар. Он был доверчив, никогда не торговался.

Когда Тургенев умер, по завещанию Полине досталась его зарубежная недвижимость, все права на изданные и будущие произведения. А печатали классика охотно. Так что Виардо не прогадала с «русским медведем».

Наш агент влияния на Западе

– Есть версия, что на самом-то деле странная связь с французской певицей являлась для Ивана Сергеевича лишь прикрытием для основной деятельности. Дескать, он был разведчиком, как этнограф Миклухо-Маклай, путешественники Арсеньев и Пржевальский. Ведь в момент знакомства с Виардо служил коллежским секретарем в Особой канцелярии министра внутренних дел России, занимался безопасностью Отечества. Его чин соответствовал званию штабс-капитана армии. Вскоре официально оставил службу, стал ездить вместе с Виардо по заграницам, подолгу там жил. Знаменитая певица – идеальная «крыша» для разведчика. Наверняка за сорок лет до генерала дослужился…

– Слухи такие ходят до сих пор. Как-то гостили мы с Василием Михайловичем Песковым в Спасском-Лутовинове. Директор музея-заповедника Николай Ильич Левин разместил нас в бывшей богадельне, которую некогда построил добросердечный Иван Сергеевич для стариков-дворовых. К слову, одна из бывших его крепостных «афродит» обратилась с просьбой, чтобы и её определили в богадельню – и писатель тут же дал соответствующее распоряжение. Так вот, долгим осенним вечером мы поговорили и о Тургеневе-разведчике. Левин категорически отрицал это: «Нет никаких документов! Не раз уже копались…»

Хотя Тургенев действительно служил короткое время в Министерстве внутренних дел под началом самого Владимира Даля, автора знаменитого «Толкового словаря живого великорусского языка». Мать настояла, чтоб Иван стал чиновником. Но ничего путного из этого не вышло. Вскоре сын бросил службу, полностью отдался литературе. И Полине Виардо.

– Так в чем же тогда заключается тайна этого странного романа, рабского, фактически, преклонения могучего русского барина-классика перед «цыганкой»?

– Этот могучий барин был очень чувственной художественной натурой. Если прочитать его произведения, то видно, как высоко он ценит любовь к Женщине. Должен ее обожать, боготворить. Властная Полина Виардо и стала для Ивана Сергеевича таким стимулом творчества. Держала на расстоянии, заставляла мучиться, ревновать, страдать. В этих муках любви он и черпал вдохновение. Другие женщины, упомянутые выше, такого мучительного вдохновения дать ему не могли, поскольку сами трепетно относились к писателю. В этом была их ошибка.

– А сама Виардо его любила?

– Думаю, она любила только себя. Другим лишь позволяла себя любить. У нее был железный принцип: «Чтобы женщина пользовалась успехом, она должна на всякий случай придерживать около себя совершенно ненужных поклонников. Должно быть стадо». Недаром композитор Сен-Санс писал о ее «бесчисленных изменах».

А по поводу ее любви к Тургеневу хорошо сказал писатель Борис Зайцев: «В изяществе, уме, красоте молодого Тургенева было много привлекательного. Конечно, ей это нравилось. Ещё нравилось – его любовь к ней. Но она не болела им. Он не имел над ней власти. Она не мучилась по нём, не страдала, не пролила той крови сердца, которую требует любовь».

Я согласен с этим мнением. Но надо учитывать, что иностранцы уже тогда любовь понимали иначе, чем мы, русские. Как в том анекдоте про француженку, которая говорит: «Любовь придумали русские, чтобы не платить».

– Хотя Тургенев-то как раз платил!

– Но осуждать Полину не стоит. Со всей очевидностью и беспристрастностью сегодня понимаешь: именно Виардо, именно любовь к ней Тургенева очень сильно повлияла на его творческий подъём!

Так что не зря встретил он Полину, не зря уехал к ней за границу.

До встречи с ней он сочинял лишь стихи. Но прославился-то прозой.

Из Европы лучше увидел родину. За три года во Франции, под крылом Виардо, написал свою великую книгу – «Записки охотника». И позже многие другие произведения.

Российским разведчиком Тургенев, повторяю, не был. Но, выражаясь современным языком, стал нашим мощным «агентом влияния» на Западе. И это внедрение произошло благодаря Полине, которая ввела его в круг своих близких друзей: писателей, композиторов, художников. То был цвет европейской культурной элиты.

Как просвещённый патриот, он видел свою задачу в создании благоприятного имиджа нашего государства в Европе. Старался, чтобы во французской, английской, немецкой печати почаще появлялись благожелательные статьи о России. Также отслеживал и неправдивую информацию о нас, своевременно на это реагировал – и не только сам, но и с помощью своих зарубежных друзей. У него был огромный круг влиятельных знакомых не только в Париже, но и по всей Европе. Когда он построил в германском городе-курорте Баден-Бадене уютный дом рядом с виллой Виардо, дававшей там музыкальные уроки многим отпрыскам самых знатных фамилий, то его и Полины гостями были высокопоставленные государственные деятели разных стран, принцы и кронпринцы, принцессы, сам император Вильгельм, герцог Баденский… Тут тоже можно было повлиять на положительное восприятие России западной элитой.

Ну и, конечно, он – «первый русский европеец». Кроме французского, знал немецкий, итальянский, английский, испанский языки. Фактически открыл русскую литературу для Европы. Именно с него её там начали изучать, когда Тургенев стал самым известным и самым читаемым русским автором в Европе, а критика причислила его к первым писателям века. Примечательный случай: в Лондоне он встретился с Теккереем, который стал пространно рассказывать об успехах английской литературы. Выслушав, Тургенев сказал: «А теперь, позвольте, я Вам расскажу об успехах русской литературы». – «А разве есть русская литература?» – очень удивился Теккерей. Тогда Тургенев прочёл ему на русском языке пушкинское «Я помню чудное мгновенье…». И вдруг знаменитый англичанин засмеялся – ему показалось смешным само звучание русской речи… Вот так-то!

Но прошло не так много времени, и в 1878 году Тургенева выбрали вице-президентом первого международного литературного конгресса в Париже. Он председательствовал по очереди с Виктором Гюго. Это была победа, что Тургенева наравне с Гюго возвели в сан патриарха. В речи на конгрессе он подчеркнул: «Сто лет назад мы были вашими учениками; теперь вы нас принимаете как своих товарищей».

Сама Полина Виардо под его влиянием выучила русский язык и тоже пропагандировала русскую культуру в Европе, пела наши романсы…

Холостяцкие обеды

– В Париже были знамениты «обеды пяти великих холостяков»: Флобера, Эдмона Гонкура, Доде, Золя и Тургенева, – говорит Николай Старченко. – Проходили они в лучших ресторанах французской столицы, либо на квартире у Флобера, которому и принадлежала идея застолий. Но Тургеневу там отводилась главная роль. Писатели наслаждались вином, вкусной едой, вели неспешные разговоры о литературе, вспоминали случаи из жизни. Именно там, кстати, впервые признался Иван Сергеевич, какой дикий ужас испытал при встрече на Бежином лугу с обнаженным существом женского пола с распущенными волосами. Уже в наши дни недобросовестные уфологи раструбят, что классик, дескать, столкнулся со «снежным человеком», хотя это была деревенская сумасшедшая, о чем сам Тургенев сообщил в конце рассказа.

Разумеется, женщины были одной из главных тем холостяцких застолий. Французы хвастались своими победами над дамами, делились способами и техникой плотской любви. И подтрунивали над «старомодным» русским другом, который предпочитал трепетно и целомудренно говорить о слабом поле. Вот одна из зафиксированных историй, которая наглядно объясняет, какое место занимала Женщина в жизни и творчестве Ивана Сергеевича.

«Вся моя жизнь пронизана женским началом, – признавался Тургенев на «холостяцком обеде» у Флобера. – Ни книга, ни что-либо иное не может заменить мне женщину… Как это объяснить? Я полагаю, что только любовь вызывает такой расцвет всего существа, какого не может дать ничто другое. В молодости у меня была любовница-мельничиха из окрестностей Санкт-Петербурга. Я встречался с ней, когда ездил на охоту. Она была прехорошенькая – блондинка с лучистыми глазами, какие встречаются у нас довольно часто. Она ничего не хотела от меня принимать. А однажды сказала: «Вы должны сделать мне подарок!» – «Чего ты хочешь?» – «Принесите мне мыло!» Я принес ей мыло. Она взяла его и исчезла. Вернулась раскрасневшаяся и сказала, протягивая мне свои благоухающие руки: «Поцелуйте мои руки так, как вы целуете их дамам в петербургских гостиных!» Я бросился перед ней на колени! Нет мгновенья в моей жизни, которое могло бы сравниться с этим!»

«Не ходи на мою могилу…»

– В 1878 году Тургенев написал стихи в прозе: «Когда меня не будет, когда все, что было мною, рассыплется прахом, о ты, мой единственный друг, о ты, которую я любил так глубоко и так нежно, ты, которая, наверно, переживешь меня, – не ходи на мою могилу… тебе там делать нечего».

Так все и случилось. Последние годы Иван Сергеевич жил в семье Виардо. Он тяжело болел – рак позвоночника. Однако французские врачи ошибочно лечили его от «грудной жабы». Весной 1883 года умер Луи Виардо, муж Полины. А 3 сентября на ее руках скончался Иван Сергеевич. Похоронили его согласно завещания в Петербурге на Волковом кладбище. Сама Полина на похоронах не была, отправила дочь Клавдию. И на могилу его не ходила. Как завещал (или предсказал?) Тургенев.

После кончины мужа Виардо на второй день уже вела занятия по пению с ученицами. Когда же скончался Тургенев, три дня не выходила из комнаты…

Как и предчувствовал писатель, она пережила его. На целых 27 лет.

«Целую вас целыми часами!»

Из писем Тургенева Полине Виардо

«Я ходил сегодня взглянуть на дом, где я впервые семь лет тому назад имел счастье говорить с вами. Дом этот находится на Невском, напротив Александринского театра; ваша квартира была на самом углу, – помните ли вы? Во всей моей жизни нет воспоминаний более дорогих, чем те, которые относятся к вам... я стал уважать себя с тех пор, как ношу в себе это сокровище… а теперь позвольте мне упасть к вашим ногам».

«Прошу, позвольте мне, в знак прощения, пламенно поцеловать эти дорогие ноги, которым принадлежит вся моя душа… У ваших милых ног хочу я вечно жить и умереть. Целую вас целыми часами и остаюсь навек вашим другом».

«Ах, мои чувства к вам слишком велики и могучи. Я не могу жить вдали от вас, я должен чувствовать вашу близость, наслаждаться ею. День, когда мне не светили ваши глаза, – день потерянный».

Автор публикации: Евгений Черных.

Источник: Комсомольская правда

Читайте также:

Иван Тургенев и Полина Виардо. 100 историй великой любви

Иван Тургенев и Полина Виардо

История любви великого русского писателя Ивана Тургенева и той, которую называли золотым голосом Франции, полна драматизма и страсти. Также этот рассказ можно назвать повествованием об одиночестве души: поскольку роман Тургенева с певицей Полиной Виардо был романом скорее платоническим, чем реальным. Тем не менее это был полноценный любовный роман, и к тому же длиною во всю жизнь…

Полина Виардо. Т. Нефф

Впервые писатель увидел ту, которая стала его музой навсегда, на сцене, когда певица приехала на гастроли в Санкт-Петербург. Тургенев был очарован голосом примы французской оперной труппы – и в самом деле, голос у Виардо был выдающийся. Когда Полина начинала петь, по залу прокатывался вздох восхищения, и слушать Виардо публика могла бесконечно. Ценители оперного искусства утверждали, что второго такого голоса не сыскать на всех пяти континентах!

Тургенев жаждал быть представлен певице – и она мельком взглянула на того, кого представили как «помещика, охотника, хорошего собеседника и плохого поэта». Он и впрямь был замечательным собеседником, а в певицу, которая, кроме роскошного голоса, обладала весьма скромной, если не сказать непривлекательной внешностью, он влюбился с первого взгляда.

Увлечение было настолько сильным, что 25-летний Иван Тургенев бросил все и уехал вслед за певицей и ее мужем в Париж – к великому негодованию своей матери, которая не дала сыну на путешествие ни копейки. Как литератор Тургенев также еще не был известен, так что он и в самом деле был в глазах Виардо не писателем, а скорее «охотником и собеседником». В Париже он перебивался с хлеба на квас, но не попросил помощи у своей матери – одной из самых богатых российских помещиц, владетельницы огромной сельскохозяйственной империи. Та называла Виардо «проклятой цыганкой», приворожившей ее сына, и за три года, пока Тургенев жил возле семейства Виардо на правах друга семьи, мать не прислала ему ни гроша.

В той, которую мать писателя окрестила «цыганкой», и впрямь было что-то от кочевого народа: болезненная худоба, пронзительные черные глаза немного навыкате и южная страстность в исполнении музыкальных произведений – как для голоса, так и фортепианных. Игре на рояле Виардо обучалась у самого гениального Ференца Листа, и когда эта некрасивая сутулая женщина выходила на сцену или садилась за рояль, слушатели забывали о ее физическом несовершенстве и погружались в волшебный мир звуков.

Иван Тургенев, чьи произведения возводили женщину на романтический пьедестал, и думать не смел о том, чтобы стать любовником певицы. Он просто жил рядом с ней, дышал с Виардо одним воздухом и довольствовался лишь дружбой певицы и ее мужа. Он грелся у чужого огня, хотя Виардо отнюдь не была недотрогой: у певицы бывали увлечения на стороне. Противиться обаянию ее голоса и личности не мог никто: сама Жорж Санд была совершенно очарована Полиной, и певицу можно было узнать в главной героине романа Санд «Консуэло». Также писательница закрывала глаза на роман замужней Полины, с которой они стали подругами, с ее сыном, считая, что великому таланту дозволено все…

Однако Иван Тургенев – талант, литературная звезда которого ярко светит уже второе столетие, удовлетворялся скромным местом «на краю чужого гнезда», как говорил он сам. Он не мог стать разрушителем этого гнезда – столько было в нем восхищения перед необыкновенной женщиной и перед всем, на что хотя бы мимолетно падал ее взгляд или чего касались руки.

Может показаться, что великий русский писатель всегда был романтиком по своей природе, однако это суждение будет ошибочным. До Виардо писатель влюблялся неоднократно и даже имел внебрачную дочь от бурного романа с белошвейкой Авдотьей Ивановой. Но Виардо была отнюдь не белошвейкой и даже не знаменитой «тургеневской барышней», за которой можно было просто приволокнуться скуки ради. Нет, эту женщину писатель боготворил настолько, что сам возвел на такую высоту, где она стала для него недосягаемой, как музы искусств, восседающие на Парнасе!

Иван Тургенев мучительно ревновал певицу, у которой периодически случались романы на стороне, но… был для нее всего лишь другом, учителем трудного русского языка, которым она хотела овладеть в совершенстве, чтобы исполнять романсы Глинки, Даргомыжского и Чайковского на языке оригинала. Всего Полина знала шесть языков и добивалась идеального звучания каждой ноты и каждого звука.

С Луи Виардо, мужем певицы, у Ивана Тургенева также сложились теплые отношения. Они сошлись на почве любви к литературе и охоте. Вскоре никто из посещавших салон «Виардо – Тургенев» уже не удивлялся тому, что это трио стало неразлучно: Полина, ее муж и странный русский, который играл в домашних спектаклях, участвовал в музыкальных вечерах, а его дочь, которую Иван Тургенев привез из России, воспитывалась в семействе Виардо как родная.

Полина, у которой были и свои дети, с удовольствием возилась и с приемным ребенком. Робкая девочка, лишенная материнской ласки, вскоре из застенчивой буки превратилась в кокетливую, бойко щебечущую по-французски мадемуазель. Письма отцу она теперь также писала на ставшем для нее родным языке, а имя ее из Пелагеи было переделано в Полинетт.

Муза и жена – иногда это совсем разные люди… Нельзя сказать, чтобы Иван Тургенев не пытался вырваться из «чужого гнезда» и свить свое собственное. Но все попытки были тщетны: его любили и баронесса Вревская, и талантливая актриса Мария Савина, однако Тургенев не мог отыскать в своем сердце для этих женщин чувства настолько же сильного, какое испытывал к Полине. И даже когда он иногда возвращался на родину, для того чтобы уладить финансовые дела или повидаться с матерью, достаточно было одного письма Виардо, чтобы он тотчас бросил все и всех и возвратился обратно.

Иван Тургенев прожил долгую жизнь – и сорок лет из этой жизни были освещены светом только одной звезды, имя которой – Полина Виардо. Писатель умер с ее именем на устах, в окружении семейства Виардо, ставшего его единственной настоящей семьей.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Реферат по литературе на тему "И. С. Тургенев и Полина Виардо"

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

Ольховатская средняя общеобразовательная школа

Ольховатского района Воронежской области

Реферат на тему:

И. С. Тургенев и Полина Виардо

Выполнила: Юрченко А.

Руководитель: Авдеева Л. В

Ольховатка 2018

Содержание

Введение ----------------------------------------------------------------------------- 3

1. Глава 1. Знакомство И. С. Тургенева и Полины Виардо ---------------- 4

2. Глава 2. Жизнь и творчестве И. С. Тургенева и Полины Виардо

в 40-50-е годы XIX века----------------------------------------------------------- 6

3. Глава 3. Завершение артистической карьеры певицы------------------- 11

4. Глава 4. Болезнь и смерть И. С. Тургенева-------------------------------- 12

Глава 5. Жизнь Полины Виардо после смерти писателя------------------ 13

Заключение------------------------------------------------------------------------- 14

Список использованной литературы------------------------------------------ 15

Приложение------------------------------------------------------------------------- 16

Введение

Писатели не только живут в своих произведениях. Иногда их биографии вызывают не меньший интерес, чем их стихи или романы. Жизнь «писателя без биографии» монотонна и бедна событиями. Напротив, жизнь «писателя с биографией» интересна нам не только своим творчеством, но и историей своей жизни.

В своем реферате я хочу остановиться на одной из человеческих судеб. Это судьба И. С. Тургенева - одного из моих любимых писателей. Жизнь Тургенева очень поучительна и достойна описания. Это биография автора, в судьбе которого сказалось всё: и влияние среды и времени исторического пути России.

Тему реферата «И. С. Тургенев и Полина Виардо» я выбрала потому, что читала, что Тургенев любил Виардо бескорыстно, всеми силами души, кладя к ее ногам всю свою жизнь. Полина, женщина властного темперамента и непомерной гордости, обладающая трезвым практическим умом, хотя и отвечала на чувства писателя, но практически держала его на расстоянии, часто доставляя Тургеневу непомерные страдания. Это была, несомненно, любовь высшего типа, когда сущность не в обладании телом, а в объединении жизней, в объединении душ. Эти два противоположных характера то сходились, то отталкивались друг от друга, но многие годы оставались вместе.

Мне захотелось расширить свои представления об И. С. Тургеневе- человеке, проследить его отношение с любимой женщиной, лучше понять и личность писателя, и личность П. Виардо и узнать, кем же была женщина, так легко покорившая Ивана Сергеевича Тургенева, превратив его жизнь в постоянное ожидание встречи с ней, полное обожания и поклонения?

Для своего реферата я использовала книги И. С. Тургенева, репродукции картин с изображением писателя и Полины Виардо, а также материалы других авторов, опубликованные в сети Интернет.

Глава 1. Знакомство И. С. Тургенева и Полины Виардо

Много было счастливых и великих привязанностей любви в России XIX века. Но их роман над всеми ими – как что-то необыкновенное, исключительное…

Их роман занял долгие 40 лет (с 1843-1883 г.) и разделил жизнь Тургенева на периоды до и после встречи с Полиной. Вероятно, это самая продолжительная история любви.

Год 1843 остался навсегда памятным Тургеневу не только потому, что был первой заметной вехой на его литературном пути; этот год оставил неизгладимый след и в его личной жизни. Осенью 1843 года в Петербург приехала итальянская опера, в которой выступала замечательно даровитая двадцатилетняя певица Полина Гарсиа Виардо.1(Приложение 1)

Родившись в артистической семье, Полина Гарсиа почти ребёнком начала свою карьеру. Уже в конце тридцатых годов она с огромным успехом выступала в Брюсселе, в Лондоне, а восемнадцатилетней девушкой дебютировала на парижской оперной сцене в роли Дездомоны в опере Верди «Отелло», а затем в роли Ченерентолы в опере Россини. Русские зрители сразу оценили бурную страстность и необыкновенное артистическое мастерство Виардо, диапазон её голоса и ту лёгкость, с которой она свободно переходила с высокой ноты сопрано на глубокие, ласкавшие сердце ноты контральто.

Услышав впервые Полину Гарсиа в роли Розины, Тургенев был покорен её талантом и с этого дня не пропускал ни одного спектакля приехавшей оперы. Через некоторое время его друзьям и знакомые передавали друг другу, что Тургенев без памяти от игры Виардо. «Он теперь весь погружен в итальянскую оперу и, как все энтузиасты, очень мил и очень забавен», - писал Белинский Татьяне Бакуниной. Говорили, что, узнав о новом увлечении сына, Варвара Петровна побывала на концерте, где выступала Виардо, и по возвращении домой, будто сама с собой говоря, ни к кому не обращаясь, сказала: «А надо признаться, хорошо проклятая цыганка поёт!»

Вскоре Тургеневу представился случай отправиться на охоту в обществе мужа Полина Гарсиа, Луи Виардо, а затем его познакомили и с самой певицей. Иван Тургенев очень образованный и речистый, красивый, элегантно одевавшийся, будущий владелец пяти тысяч «рабов», а ныне, из-за ухудшившихся отношений с матерью, ведший жизнь весьма тесную. В литературе за ним числилось несколько стихотворений да «Параша». В жизни два-три неопределенных романа и кое-какие случайные влюбленности. Впоследствии Виардо шутливо рассказывала, что он был представлен ей как молодой помещик, превосходный охотник, хороший собеседник и посредственный стихотворец. Первое ноября - день, в который состоялось это знакомство, навсегда остался для него незабываемым. «Я ничего не видел на свете лучше Вас … Встретить Вас на своём пути было величайшим счастьем моей жизни, моя преданность и благодарность не имеет границ и умрёт только вместе со мною», - писал Тургенев Полине Виардо из Петербурга.

Глава 2. Жизнь и творчество И. С. Тургенева и Полины Виардо в 40-50-е годы XIX века

Начиная с конца 1840-х годов Тургенев постоянно живет во Франции. Эти годы биографы назовут «счастливым трехлетием». Именно искренность и глубокое уважение писателя к любимой женщине, основанное на принципе: я могу быть счастлив только потому, что она счастлива в своем браке, сделали возможным их отношения, переросшие в роман-дружбу. Русский писатель много путешествует, согласовывая свой маршрут с гастролями Полины Виардо. Семья Виардо постепенно стала частицей его жизни. В те годы Иван Тургенев практически жил в семье возлюбленной: он то снимал дома по соседству, то подолгу гостил у нее. С мужем знаменитой певицы у писателя сложились ровные приятельские отношения, несмотря на значительную разницу в возрасте. Луи Виардо и Тургенев вместе охотились, занимались литературными переводами. Их объединяла любовь к литературе, театру, гуманизм. Луи Виардо, казалось, не замечал влюбленности русского писателя. Он полностью полагался на благоразумие жены, не изводя ее ревностью и подозрениями.

Полина Виардо, слывшая умной женщиной, сумела сохранить семью. В том, что это решение было продиктовано здравым смыслом и железной волей, нет никаких сомнений: «Я могла совершить большую ошибку — потому что лишилась воли... Понемногу мой разум вернулся ко мне, а с ним и воля. Обладая ею, я была сильнее всех». Она понимала, что на Тургенева — человека творческого — нельзя было положиться в жизни, поэтому держала его на расстоянии. Она даже ни разу не навестила измученного писателя, когда он, находясь в Париже, слег от желудочных колик. К тому же дружба с Тургеневым имела и вполне ощутимые материальные выгоды: вопреки воли матери, Иван Сергеевич тратил на семейство Виардо крупные суммы денег.2

Иногда Тургенева разрывали сомнения: нужна ли ему такая Любовь? Он часто задавал себе вопрос: кто же он для нее? В такие минуты он искренне ненавидел свою возлюбленную, называя ее «безобразной». Часто ему приходилось ловить на себе косые взгляды знакомых и друзей, которые недоуменно пожимали плечами, когда певица, представляя им Тургенева, говорила: «А это наш русский друг, познакомьтесь, пожалуйста!» Но ничего поделать со своим сердцем не мог, и любовь становилась с каждым днем все сильнее и сильнее. Существуют предположения, что любовь Тургенева была чисто платонической, но тон некоторых писем говорит о другом. В эти годы их переписка была особенно нежной: «Любимая моя, самая лучшая, самая дорогая моя женщина... Родной мой ангел... Единственная и самая любимая».

В эти годы он много работает. Из-под пера Тургенева вышли знаменитые «Записки охотника», принесшие ему писательскую славу.

Влюбленному писателю пришлось вернуться на родину в 1850 году: очень тяжело заболела его мать. Тогда Иван Сергеевич даже не предполагал, что на долгих щесть лет покинет Полину Виардо. В родном доме он обнаружил, что его дочь — маленькая Пелагея — в имении бабушки несчастна. Варвара Петровна обращалась с ней очень грубо и жестоко, так, если бы та была крепостной. О своих страхах Тургенев рассказал Полине Виардо: «Моя собственная 8-летняя дочь говорит: "Я никому не верю и никого не люблю, потому что меня никто не любит"». Знаменитая певица сразу же ответила: «Присылайте ее ко мне, она будет моей дочерью». Иван Сергеевич увез девочку во Францию, где она воспитывалась с детьми Виардо. Пелагея, которую отныне отец называет Полинет в честь Виардо, навсегда покинула Россию. После смерти матери сыновья разделили огромное наследство: Ивану Сергеевичу досталось Спасское имение.

В это время популярность Тургенева как писателя и драматурга была огромной. Во всех столичных театрах ставили его пьесы. Известный в свое время актер Щепкин познакомил Ивана Сергеевича с Гоголем, перед которым тот благоговел. В феврале 1852 года на смерть писателя Тургенев написал некролог в «Московских ведомостях». Цензура усмотрела в статье нежелательное вольнодумство. Тургенева арестовали по личному приказу Николая II и продержали месяц в полицейской части. За это время Иван Сергеевич написал одно из своих лучших произведений — «Муму». Затем опальному писателю было приказано уехать в Спасское и жить там, не покидая пределов имения. Ссылка очень тяготила Тургенева. Больше всего он боялся, что если его любимая приедет на гастроли в Россию, он не' сможет увидеть ее.

В Спасском Тургенев не жил затворником. С охоты он возвращался в дом, где его ждала Феоктиста, горничная, которую он за большие деньги купил у своей двоюродной сестры Елизаветы Алексеевны Тургеневой. От барыни Феоктиста перешла к барину, стала его любовницей, нарядно одевалась и сытно ела, вела бесцветную жизнь. «Сад мой великолепен, — писал он Виардо, и взгляд писателя невольно останавливался на спящей у раскрытого окна Феоктисте, — зелень ослепительно ярка — такая молодость, свежесть, что трудно себе представить». В каждом письме Иван Сергеевич вновь и вновь признавался певице в своей любви: «Я должен сказать Вам, что Вы ангел доброты и Ваши письма сделали меня счастливейшим из людей...»

Вскоре случилось то, чего так боялся Тургенев. Полина Виардо приехала на гастроли в Петербург. Чтобы встретиться с ней, писатель отправился в Москву с поддельным паспортом. Это была их первая встреча за несколько последних лет. Своим друзьям и близким великий писатель не раз говорил, что такова его судьба и по-другому быть просто не может, как только царь ему позволит, он сразу же вернется к ней.

Весной 1854 года Иван Сергеевич стал часто бывать у одного из своих кузенов, Александра Тургенева, где познакомился с его 18-летней дочерью Ольгой. Пленившись ее грацией и юной свежестью, он не смог скрыть своего восхищения. Они часто встречались на даче у ее родителей в Петергофе. Писатель был влюблен, Ольга отвечала ему взаимностью. Иван Сергеевич начал задумываться о женитьбе, перспектива которой и захватывала, и одновременно пугала его. Однако все чаще и чаще он снова вспоминает о Полине Виардо. Когда разлад в его душе становится невыносимым, он решает удалиться. В последнем письме к Ольге Тургенев не пытается оправдываться, он обвиняет себя, откровенно признаваясь, что его пугает разница в возрасте и ответственность, которую он не готов на себя взять. Девушка очень болезненно перенесла этот разрыв. Позднее Ольга стала прототипом Татьяны в романе Тургенева «Дым».

Спустя некоторое время Иван Сергеевич познакомился с сестрой Льва Николаевича Толстого, Марией. В ноябре 1854 года в письме к Анненкову он писал: «Она очаровательна, умна, проста... На старости лет (четыре дня назад мне исполнилось 36) я едва не влюбился. Не буду скрывать от вас, что поражен в самое сердце». Это чувство так и осталось лишь платоническим, а Мария Толстая стала прообразом Верочки из рассказа «Фауст», написанного позднее писателем.

У многих близко знавших Тургенева складывалось впечатление, что, бросаясь в новые отношения с головой, он старался вытеснить из своей души царствовавшую там мадам Виардо. Это же почувствовала и Мария Толстая, написавшая уже после смерти Ивана Сергеевича: «Если бы он не был в жизни однолюбом и так горячо не любил Полину Виардо, мы могли бы быть счастливы с ним и я не была бы монахиней, уйдя от нелюбимого мужа, но мы расстались с ним по воле Бога...» Сам того не желая, Тургенев сыграл роковую роль в судьбе многих женщин, искренне любивших его, но не познавших взаимности.

В этот период, для которого характерны неудачные попытки устроить свою личную жизнь, Тургенев написал самые знаменитые свои произведения: «Рудин», «Дворянское гнездо», «Накануне», «Первая любовь», «Отцы и дети». Им была создана галерея женских образов, вошедших в золотой фонд русской литературы под названием «тургеневских девушек»: самоотверженных, искренних, не боящихся любить, таких, с которыми писателя сводила жизнь. Совсем иначе выглядят тургеневские мужчины: нерешительные, боящиеся ответственности в личной жизни. Казалось, что писатель сам стал прообразом этих персонажей, безжалостно разоблачив свою слабость.

Роковая любовь к Полине Виардо, по-прежнему господствующая в его сердце, заставляет Тургенева в конце 1856 года выехать во Францию. Еще до отъезда он познакомился с графиней Елизаветой Георгиевной Ламберт, ставшей поверенной в его сердечных делах. В одном письме к ней Тургенев так описал свое чувство к Виардо: «Дон Кихот по крайней мере верил в красоту своей Дульцинеи, а нашего времени донкихоты и видят, что Дульцинея урод, а все одно бегут за нею».

Приехав в Париж, Тургенев вновь зажил в тени любимой женщины и ее семьи. Он был счастлив, но это счастье вносило в душу полное смятение, страдания от того, что «сидит на краешке чужого гнезда». «Своего нет — ну и не надо никакого», — в отчаянии говорил писатель. Многие друзья, посещавшие Тургенева во Франции, считали его положение очень прискорбным. А Фету Иван Сергеевич признался: «Я заслужил то, что со мной происходит. Счастливым я способен быть только тогда, когда женщина поставит свой каблук мне на шею, вдавливая меня носом в грязь». Толстой, встретившись с ним в Париже, писал своей тете: «Никогда не думал, что он способен так сильно любить!»

Полина Виардо по-матерински ровно держалась как с мужем, так и с Тургеневым. Но верность пылкая итальянка не хранила никому. Она поддерживала отношения с другими мужчинами, одним из которых стал известный немецкий режиссер Юлиус Риц. В 1856 году она родила сына, вопрос об отцовстве которого так и остался открытым. Мужу и вечному возлюбленному Полина предложила только дружбу, «свободную от эгоизма, прочную и неутомимую».

Но Тургеневу недостаточно было лишь дружбы. Он стал хворать, ездил от одного врача к другому. В свои 40 он считал, что жизнь прожита. Осенью 1860 года произошло очень серьезное объяснение между Тургеневым и Луи Виардо: «На днях мое сердце умерло... Прошедшее отделилось от меня окончательно, но, расставшись с ним, я увидел, что у меня ничего не осталось, что вся моя жизнь отделилась вместе с ним...»3

В 60-е годы Иван Сергеевич живет в постоянных разъездах между Россией и Францией. После публикации романа «Отцы и дети» в 1862 году писатель ощутил, что теряет связь с молодежью. К тому же у Тургенева не складывались отношения с давними друзьями и единомышленниками: Достоевским, Герценом, Толстым. Оставшись совершенно один, Иван Сергеевич писал Полине: «Чувства, которые я к Вам испытываю, нечто совершенно небывалое, нечто такое, чего мир не знал, что никогда не существовало и вовеки не повторится!»

Глава 3. Завершение артистической карьеры певицы

К концу пятидесятых годов у Полины Виардо стал пропадать голос.4

Она решила уйти со сцены и вместе с мужем и детьми переселилась в Баден-Баден. Перед Тургеневым стал выбор: он мог остаться жить с дочерью во Франции или поехать вслед за возлюбленной. Иван Сергеевич выбрал Полину, объяснив, что между ним и дочерью нет ничего общего. В своем письме к графине Ламберт он так объясняет свой выбор: «Она не любит ни музыки, ни поэзии, ни природы, ни собак — а я только это и люблю».

Полина была для Тургенева не просто боготворимой женщиной, идеалом, но и музой. Сохранилось письмо, в котором Иван Сергеевич благодарил Полину как внимательного слушателя. Сама Виардо однажды в шутку заметила: «Ни одна строка Тургенева не попадала в печать прежде, чем он не познакомил меня с нею. Вы, русские, не знаете, насколько вы обязаны мне, что Тургенев продолжает писать и работать!»

В 1863 году известная певица открыла школу вокального искусства, а затем — театр, задумав самостоятельно писать музыку к его спектаклям. Иван Сергеевич охотно помог любимой в ее композиторском дебюте, создав либретто к нескольким комическим операм. Сам писатель с огромным удовольствием участвовал в репетициях, играл главные роли.

В конце 1879 года Тургенев вынужден был приехать в Россию: умер его брат. На родине писателя встретили с восторгом. Однако своим друзьям он объявил: «Если госпожа Виардо сейчас позовет меня, я должен буду ехать».

Глава 4. Болезнь и смерть И. С. Тургенева

В 80-х годах здоровье Тургенева ухудшается – он страдает частными приступам подагры. Умирает Ж. Санд. Это было сильное переживание, как для Виардо, так и для Тургенева. Сильно болел и дряхлел Луи Виардо. Врачи долгое время лечили Тургенева от грудной жабы, приписывая ему свежий воздух и молочную диету, а на самом деле у него был рак позвоночника. Когда исход болезни стал ясен, то Виардо, желая избавить Тургенева от переутомления, стала всячески оберегать писателя, не опуская к нему посетителей. В начале 1883 года он был прооперирован в Париже, а в апреле, после госпиталя, перед тем, как вернуться к себе, он просит проводить в дом Виардо, где его ждала Полина.

Когда в начале 1883 года к Тургеневу приехал французский писатель А. Доде, то дом Виардо был весь в цветах и пении, но Тургенев сошел на первый этаж в картинную галерею с большим трудом. Там же был Луи Виардо. Тургенев улыбался, окруженный работами русских художников. В апреле 1883 года писателя перевозили в Буживаль. Тургенева сносили с лестницы, а навстречу ему покатили в кресле умирающего Л. Виардо. Они пожали друг другу руки – через две недели Виардо умер. После смерти Луи все внимание П. Виардо было направлено на Тургенева.

Виардо продолжала музыкальные уроки с ученицами – ей приходилось делить свое время между парижской квартирой и Буживалем. Летом здоровье Тургенева немного улучшилось. Его по-прежнему окружали теплом и заботой члены семьи Виардо. Умирание было тяжелым, он лежал весь ослабевший, пропитанный морфием и опиумом. В бреду говорил только по-русски, Полина, две ее дочери и две сиделки неотступно находились при умирающем писателе. Уже незадолго до смерти, он узнал, наклонившуюся над ним Виардо. Он встрепенулся и сказал: «Вот царица из цариц, сколько добра она сделала». Тургеневу оставалось жить недолго, но он был по – своему счастлив – рядом с ним была его Полина, которой он диктовал последние рассказы и письма. 3 сентября 1883 года скончался.

Тело Тургенева поместили в свинцовый гроб, перевезли в Париж и поставили подвал русской церкви. На отпевании 7 сентября собралось много народу, речей не было, запретили русские власти, так как церковь была посольской. Согласно завещанию, он хотел быть похоронен в России. 19 сентября тепло писателя было отправлено в Россию. Виардо отправила на похороны двух дочерей – Клавдию и Марианну. Грандиозные похороны состоялись 27 сентября на Волковом кладбище в Петербурге. Тургенев был похоронен не в любимой им Москве и не в своём имении в Спасском, а в Петербурге – городе, в котором он был лишь проездом, в некрополе Александро-Невской лавре.

Виардо в отчаянии. Она пишет Л. Пичу два письма, которые дышат горем. Она обещает быть в трауре до конца дней. «Никто его не знал, как мы, и никто не будет его так долго оплакивать», - писала дочь Виардо Марианна.

Глава 5. Жизнь Полины Виардо после смерти писателя

Первое время после смерти Тургенева Виардо была настолько сломлена, что даже не выходила из дома. Как вспоминают, окружавшие ее люди, на Виардо невозможно было смотреть без жалости. Немного оправившись, она постоянно сводила все разговоры к Тургеневу, редко упоминая также недавно умершего мужа. Спустя некоторое время ее посетил художник А. П. Боголюбов, и певица сказала ему очень важные слова для понимания ее отношений с Тургеневым: «…мы слишком хорошо понимали друг друга, чтобы заботиться о том, что о нас говорят, ибо обоюдное наше положение было признано законным теми, кто нас знал и ценил. Если русские дорожат именем Тургенева, то я с гордостью могу сказать, что сопоставленное с ним имя Виардо никак его не умаляет…»

После смерти Тургенева Виардо переехала в другую квартиру. Стены гостиной она увесила портретами живых и умерших друзей. На самом почетном месте она поместила портрет Тургенева. С 1883 года и до конца жизни она писала письма на бумаге с траурной каймой и запечатывала их в траурные конверты. Были оглашены два завещания Тургенева – по одному из них он оставил Виардо все свое движимое имущество, по другому – право на все свои изданные и неизданные сочинения. Когда после судебных разбирательств, завещания вступили в силу в пользу Виардо, она начала приводить в порядок наследство писателя. Пушкинское золотое кольцо-талисман с сердоликом и медальон с волосами поэта, подаренные Тургеневу П. Жуковским, Виардо передала в дар Пушкинскому музею при Петербургском лицее. Кресло, письменный стол, чернильницу, перо, рабочую блузу и тогу и берет доктора Оксфордского университета, она передала в Саратов для Радищевского музея.

Последние годы жизни Виардо занималась по-прежнему преподаванием. К ней съезжались ученицы из разных стран, в том числе и из России. В 1801 году Виардо награждена орденом Почетного легиона. С годами силы покидали ее. Она плохо видела, не выходила из дома. Несмотря на это, она продолжала преподавать до последних дней жизни. За два дня до смерти, она сказала, что проживет еще двое суток. Полина Виардо скончалась тихо и без страданий – теплой весенней ночью с 17 на 18 мая. Ей было почти 89 лет. Похоронена она в Париже на Монмартском кладбище. Виардо сильно пережила Тургенева, как он предположил в стихотворении «Когда меня не будет…» и она не ходила на его могилу, что тоже было предсказано писателем…5

Заключение

Много было счастливых и великих привязанностей любви в России XIX века. Но роман И. С. Тургенева и П. Виардо над всеми ими – как что-то необыкновенное, исключительное…Их роман занял долгие 40 лет и разделил жизнь Тургенева на периоды до и после встречи с Полиной. Под конец жизни он напишет: «Когда меня не будет, когда всё, что было мною, рассыплется прахом, – о ты, мой единственный друг, о ты, которую я любил так глубоко и так нежно, ты, которая, наверно, переживёшь меня, – не ходи на мою могилу…тебе там делать нечего.» На его могилу в Петербурге она точно не пришла, но когда он умирал от рака в Буживале – записывала под диктовку его подлинные последние рассказы. Надо полагать, он был счастлив и этой малостью. Но почему этот всячески достойный, человек был так несчастлив в личной жизни? Ведь он вполне мог бы составить себе партию и быть счастливым. Среди влюблённых в него дальняя родственница сестра Л. Толстого Мария, впоследствии ушедшая в монастырь, артистка Савина. Он каждый раз вроде бы шёл навстречу счастью и оборачивался своими героями. Похоже, Тургенев избегал ответной любви. Плюс магическая власть над ним Виардо. Если вспомнить его речь «Гамлет и Дон Кихот» о том, что все человеческие типы склоняются к одному из этих из двух, то можно сказать, что Дон Кихотом он становился, лишь с Виардо – в отношении к остальной женской части человечества пребывал Гамлетом. Стало нарицательным словосочетание «тургеневские девушки» – самоотверженные, искренние, цельные, скромные. Почему-то не возникло выражения «тургеневские мужчины» – нерешительные, боящиеся ответственности и больших чувств. И всё же – не зная любви счастливой, доживая век бобылём в чужой стране – Тургенев утверждал: любовь сильнее смерти.

Список использованной литературы

1. Любовь в письмах выдающихся людей XVIII и XIX века (репринтное издание). М., 1990. С. 519-529.

2. Шер, Н.С. Рассказы о русских писателях: [сборник]: / Н.С. Шер. – [3-е изд. – М.: Детская литература, 1964. – 507 с.: ил., портр., фот. – (Школьная библиотека)

3. http://www.loveorigami.info/story.

4. http://works.doklad.ru/view/Q0nlR5h6Ywc.html

5. https://kulturologia.ru/blogs/211016/31883/

6. https://5ballov.qip.ru/referats/preview/31912/

7. https://kulturologia.ru/blogs/300415/24307/

Приложение

Приложение 1

Полина Виардо и Иван Тургенев./фото: wday.ru

Приложение 2

«Музыкальный муравей» - Полина Виардо.

Приложение 3

Художник - Нефф Т. Портрет Полины Виардо 1842 год.

Приложение 4

Безобразная красавица Полина Виардо.

Приложение 5

Полина Виардо на сцене./фото: liveinternet.ru

Приложение 6

Художник - Нефф Т. Портрет Полины Виардо 1842 год.

Приложение 7

Полина Виардо (сидит вторая справа) среди актеров итальянской оперной труппы 1860 год.

Приложение 8

Воспоминания греют душу.../фото: allure.ru

Приложение 9

Женщина-чудо Полина Виардо в старости.

Приложение 10

Могила Полины Виардо на кладбище Монмартра.

Могила И. С. Тургенева Волковское кладбище Санк - Петербург

Приложение 11

Письма И. С. Тургенева Полине Виардо

Париж, воскресенье вечером, июнь 1849.

Добрый вечер. Как вы поживаете в Куртавенел? Держу тысячу против одного, что вы не угадаете то­го, что... Но хорош же я, держа тысячу против одно­го - потому что вы уже угадали при вид этого лоскут­ка нотной бумаги. Да, сударыня, это я сочинил то, что вы видите - музыку и слова, даю вам слово! Сколь­ко это мне стоило труда, пота лица, умственного терзания, - не поддается описанию. Мотив я нашел до­вольно скоро - вы понимаете: вдохновение! Но затем подобрать его на фортепиано, а затем записать... Я разорвал четыре или пять черновых: и все-таки да­же теперь не уверен в том, что не написал чего-нибудь чудовищно-невозможного. В каком это может быть тоне? Мне пришлось с величайшим трудом собрать все, что всплыло в моей памяти музыкальных крох; у меня голова от этого болит: что за труд! Как бы то ни было, может быть, это заста­вить вас минуты две посмяться.

Впрочем, я чувствую себя несравненно лучше не­жели я пою, - завтра я в первый раз выйду. Пожа­луйста, устройте к этому бас, как для тех нот, которые я писал наудачу. Если бы ваш брать Ма­нуэль увидел меня за работой, - это заставило бы его вспомнить о стихах, которые он сочинял на Куртавенельском мосту, описывая конвульсивные круги но­гой и делая грациозные округленные движения рука­ми. Черт возьми! Неужели так трудно сочинять му­зыку? Мейербер - великий человек!!!

* * *

Куртавенель, среда.

Вот, сударыня, вам второй бюллетень.

Все вполне здоровы: воздух Бри положительно очень здоров. Теперь половина двенадцатого утра, мы с нетерпением ожидаем почтальона, который, надеюсь, доставит нам хорошие вести.

Вчерашний день был мене однообразен, чем по­завчера. Мы сделали большую прогулку, а затем вечером, во время нашей игры в вист, произошло ве­ликое событие. Вот что случилось: большая крыса за­бралась в кухню, а Вероника, у которой она накануне съела чулок (какое прожорливое животное! куда бы ни шло, если б еще это был чулок Мюллера), имела ловкость заткнуть тряпкой и двумя большими кам­нями дыру, которая служила отступлением крысе. Она прибегает и сообщает нам эту великую весть. Мы все поднимаемся, все вооружаемся палками и входим в кухню. Несчастная крыса укрылась под угольный шкаф; ее оттуда выгоняют, - она выходит, Верони­ка пускает в нее ч-м-то, но промахивается; крыса возвращается под шкаф и исчезает. Ищут, ищут во всех углах, - крысы нет. Напрасны все старания; наконец, Вероника догадывается выдвинуть совсем маленький ящичек... в воздух быстро мелькает длинный серый хвост, - хитрая плутовка забилась ту­да! Она соскакивает с быстротой молнии, - ей хотят нанести удар, - она снова исчезает. На этот раз поиски продолжаются полчаса, - ничего! И заметьте, что в кухне очень мало мебели. Утомившись войной, мы удаляемся, мы снова садимся за вист. Но вот входить Вероника, неся щипцами труп своего врага. Вообразите себе, куда спряталась крыса! В кухне на столе стоял стул, а на этом стуле лежало платье Вероники, - крыса забралась в один из его рукавов. Заметьте, что я трогал это платье четыре или пять раз во время наших поисков. Не восхищае­тесь ли вы присутствием духа, быстротой глаза, энер­гией характера этого маленького животного? Человек, при такой опасности, сто раз потерял бы голову; Ве­роника хотела уже уйти и отказаться от поисков, ко­гда, к несчастью, один из рукавов ее платья чуть приметно шевельнулся... бедная крыса заслуживала, чтоб спасти свою шкуру...

Это последнее выражение напомнило мне, что в National я прочел прискорбное известие: по-видимому, арестовали несколько немецких демократов. Нет ли в числе их Мюллера? Боюсь также за Гер­цена. Дайте мне о нем известие, прошу вас. Реакция совсем опьянена своею победой и теперь выскажется по всем своем цинизме.

Погода сегодня очень приятная, но в мне хотелось бы чего-нибудь другого, вместо молочного неба и легкого ветерка, который наводит на мысль, не слишком ли он свеж. Вы привезете нам хорошую погоду. Мы не ждем вас раньше субботы.

Мы покорились этому... Маленькая заметка от дирекции в газете не оставляет нам насчет этого никаких иллюзий. Терпение! Но как мы будем сча­стливы снова увидеть вас!

Оставляю немножко места для Луизы и для других, (Следуют письма Луизы и Берты).

P. S. Мы, наконец, получили письмо (половина четвертого). Слава Богу, все шло хорошо во вторник. Ради Бога, берегите себя. Тысячу дружеских приветствий вам и прочим.

Tausend Grusse.

Ihr Ив. Тургенев.

* * *

Куртавенель, четверг, 19 июня 1849, 8V2 ч. вечера.

Нет более тростника! Ваши канавы вычищены, и человечество свободно вздохнуло. Но это не обошлось без труда. Мы работали, как негры, в продолжение двух дней, и я имею право сказать мы, так как и я принимал некоторое участие. Если бы вы меня ви­дели, особенно вчера, выпачканного, вымокшего, но сияющего! Тростник был очень длинен, и его очень трудно было вырывать, тем труднее, чем он был хрупче. В конце-концов, дело сделано!

Уже три дня, что я один в Куртавенеле; и что же! Клянусь вам, что я не скучаю. Утром я много рабо­таю, прошу вас верить этому, и я вам представлю доказательство…………….

Кстати, между нами будь сказано, ваш новый садовник немного л-нив; он едва не дал погибнуть олеандрам, так как не поливал их, и грядки вокруг цветника находились в плохом состоянии; я ему ничего не говорил, но принялся сам поливать цветы и полоть сорную траву. Этот немой, но красно­речивый намек был понят, и вот уж несколько дней, как все пришло в порядок. Он слишком болтлив и улыбается больше, чем следует; но жена его хорошая, прилежная бабенка. Не находите ли вы эту последнюю фразу неслыханною дерзостью в устах такого величайшего лентяя, как я?

Вы не забыли маленького белого петуха? Так этот петух - настоящей демон. Он дерется со всеми, со мною в особенности; я ему подставляю перчатку, он бросается, вцепляется в нее и дает нести себя, как бульдог. Но я заметил, что каждый раз, после бит­вы, он подходит к дверям столовой и кричит, как бешеный, пока ему не дадут есть. То, что я при­нимаю в нем за храбрость, может быть только наглость шута, который хорошо знает, что с ним шутят и заставляет платить себе за свой труд! О, иллюзия! вот как тебя теряют... г. Ламартин, вос­пойте мне это.

Эти подробности с птичьего двора и из деревни заставят вас, вероятно, улыбаться, вас, которая го­товится петь Пророка в Лондоне... Это должно вам показаться очень идиллическим... А между тем я во­ображаю себе, что чтение этих подробностей доста­вить вам некоторое удовольствие.

Заметьте - какой апломб!

Итак, вы решительно поете Пророка, и все это де­лаете вы, всем управляете... Не утомляйтесь чрезмер­но. Заклинаю вас небом, чтобы я знал наперед день первого представления... В этот вечер в Куртавенеле лягут спать не раньше полуночи. Сознаюсь

вам, я ожидаю очень, очень большого успеха. Да хра­нить вас Бог, да благословит Он вас и сохранить вам прекрасное здоровье. Вот все, что я у Него про­щу; остальное - зависит от вас………………………………………………….

Так как, впрочем, в Куртавенеле в моем распоряжении находится много свободного времени, то я Пользуюсь им, чтобы делать совершенно нелепые глупости. Уверяю вас, что время от времени это для меня необходимо; без этого предохранительного клапана я рискую в один прекрасный день сделаться в самом деле очень глупым.

Например, я сочинил вчера вечером музыку на следующие слова:

Un jour une chaste bergere

Vit dans un fertile verger

Assis sur la verte fougere,

Un jeune et pudique etranger.

Timide, ainsi q'une gazelle

Elle allalt fuir quand, tout a coup,

Aux yeux eflrayes de la belle

S'offre un epouvantable loup:

Al'aspect de sa dent qui grince

La bergere se trouva mal.

A lors pour la sauver, le prince

Se fit manger par l'animal.

Предложите знаменитому автору Offrande сочинить на это музыку. Я пришлю свою, и посмотрим, кто одержит верх, вы будете судьей.

Кстати, я у вас прошу извинения, что пишу вам по­добный глупости.

* * *

Пятница 20-го, 10 час. вечера.

Здравствуйте, что вы делаете сейчас? Я сижу перед круглым столом в большой гостиной... Глубо­чайшее молчание царствует в доме, слышится толь­ко шепот лампы.

Я, право, очень хорошо работал сегодня; я был застигнуть грозой и дождем во время моей прогулки.

Скажите, Виардо, что в этом году очень много перепелов.

Сегодня я имел разговор с Jean относительно Пророка. Он мне говорил очень основательные вещи, между прочим, что «теория есть лучшая практика». Если б это сказать Мюллеру, то он, наверно, откинул бы голову в сторону и назад, открывая рот и поднимая брови. В день моего отъезда из Парижа, у этого бедняка было только два с половиной фран­ка; к несчастью, я ничего не мог ему дать.

Послушайте, хотя я и не имею den politischen Pa­thos, но меня возмущает одна вещь: это возложенное на генерала Ламорисьера поручение для главной квар­тиры императора Николая. Это слишком, это слишком, уверяю вас. Бедные венгерцы! Честный человек, в конце-концов, не будет знать, где ему жить: молодые наши еще варвары, как мои дорогие сооте­чественники, или же, если они встают на ноги и хотят идти, их раздавливают, как венгерцев; а старые наши умирают и заражают, так как они уже сгнили и сами заражены. В этом случав можно петь с Рожером: «И Бог не гремит над этими нече­стивыми головами?» Но довольно! А потом, кто сказал, что человеку суждено быть свободным? История нам доказывает противное. Гёте, конечно, не из желания быть придворным льстецом написал свой знаменитый стих:

Der Mensch ist nicht geboren frei zu sein.

Это просто факт, истина, которую он высказывал в качестве точного наблюдателя природы, каким он был.

До завтра.

Это не мешает вам быть чем-то чрезвычайно прекрасным... Видите ли, если бы там и сям на земле не было бы таких созданий, как вы, то на самого себя было бы тошно глядеть... До завтра.

* * *

Вторник, 1 (13) ноября 1850. С.-Петербург.

Willkommen, theuerste, liebste Frau, nach siebenjahri-ger Freundschaft, willkommen an diesem mir heiligen Tag! Дал бы Бог, чтобы мы могли провести вместе сле­дующую годовщину этого дня и чтобы и через семь лет наша дружба оставалась прежней.

Я ходил сегодня взглянуть на дом, где я впервые семь лет тому назад имел счастье говорить с ва­ми. Дом этот находится на Невском, напротив Александринского театра; ваша квартира была на самом углу, - помните ли вы? Во всей моей жизни нет воспоминаний более дорогих, чем те, которые относят­ся к вам... Мне приятно ощущать в себе после семи лет все то же глубокое, истинное, неизменное чув­ство, посвященное вам; сознание это действует на меня благодетельно и проникновенно, как яркий луч солнца; видно, мне суждено счастье, если я заслужил, чтобы отблеск вашей жизни смешивался с моей! Пока живу, буду стараться быть достойным такого счастья; я стал уважать себя с тех пор, как ношу в себе это сокровище. Вы знаете, - то, что я вам го­ворю, правда, насколько может быть правдиво чело­веческое слово... Надеюсь, что вам доставит некоторое удовольствие чтение этих строк... а теперь по­звольте мне упасть к вашим ногам.

* * *

С.-Петербург, четверг 26 окт. (7 нояб.) 1850.

Дорогая моя, хорошая m-me Виардо, theuerste, lieb-ste, beste Frau, как вы поживаете? Дебютировали ли вы уже? Часто ли думаете обо мне? нет дня, когда до­рогое мне воспоминание о вас не приходило бы на ум сотни раз; нет ночи, когда бы я не видел вас во сне. Теперь, в разлуке, я чувствую больше, чем когда-либо, силу уз, скрепляющих меня с вами и с вашей семьей; я счастлив тем, что пользуюсь ва­шей симпатией, и грустен оттого, что так далек от вас! Прошу небо послать мне терпения и не слишком отдалять того, тысячу раз благословляемого заранее момента, когда я вас снова увижу!

Работа моя для «Современника» окончена и удалась лучше, чем я ожидал. Это, в добавление к «Запискам охотника», еще рассказ, где я в немного прикрашенном виде изобразил состязание двух народных певцов, на котором я присутствовал два ме­сяца назад. Детство всех народов сходно, и мои певцы напомнили мне Гомера. Потом я перестал ду­мать об этом, так как иначе перо выпало бы у меня из рук. Состязание происходило в кабачке, и там было много оригинальных личностей, который я пытался зарисовать a la Teniers... Черт побери! какие громкие имена я цитирую при каждом удобном случае! Видите ли, нам, маленьким литераторам, ценою в два су, нужны крепкие костыли для того, что­бы двигаться.

Одним словом, мой рассказ понравился - и слава Богу!

1 https://5ballov.qip.ru/referats/preview/31912/

2 http://www.loveorigami.info/story.

3 http://www.loveorigami.info/story.

4 http://works.doklad.ru/view/Q0nlR5h6Ywc.html

5 https://kulturologia.ru/blogs/211016/31883/

Иван Тургенев, Полина Виардо и Гюстав Флобер» — Библиотека-читальня им. И.С. Тургенева

Ежегодные Тургеневские чтения проходят в 2021 году с 9 по 11 ноября в онлайн-формате. География участников обширная: с докладами выступят тургеневеды из Франции, России, Бельгии, Германии, США, Канады, Польши.

Открыла Конференцию Елена Григорьевна Петраш, кандидат филологических наук, доцент, старший научный сотрудник Библиотеки Тургенева, член правления Тургеневского общества в Москве. Она поздравила всех присоединившихся к трансляции с 203-летием со дня рождения Ивана Сергеевича Тургенева и рассказала о регламенте и особенностях онлайн-формата конференции.

Со вступительным словом к участникам конференции обратился директор Библиотеки-читальни им.И.С.Тургенева Ромуальд Ромуальдович Крылов-Иодко. Приводим его полностью:

«Добрый день, уважаемые участники конференции! Московская государственная Библиотека-читальня им. И.С. Тургенева с 9 по 11 ноября 2021 г. проводит Международную российско-французскую научную онлайн-конференцию «Тройственный союз: Иван Тургенев, Полина Виардо и Гюстав Флобер». Сожалею, что конференция проводится в формате онлайн, но, в то же время, отношусь к этому с большим оптимизмом, так как это первая конференция, которая напрямую сотрудничает с французскими и бельгийскими коллегами, исследователями творчества Тургенева и его ближайшего круга.

Я хочу поблагодарить всех партнеров Библиотеки-читальни им. И.С. Тургенева по организации этого научного события – Исследовательский центр имени Ивана Тургенева Университета города Монс, Ассоциацию друзей Ивана Тургенева, Полины Виардо и Марии Малибран, Государственный музей истории российской литературы имени Даля, Тургеневское общество в Москве.

Также благодарю за организационную поддержку Ольгу Валериевну Горчанину, руководителя Исследовательского центра имени И. Тургенева Университета города Монс, и всех, кто помог этой конференции состояться: переводчиков, технических специалистов, – за их самоотверженный труд, любовь и уважение, проявленное к русскому писателю Ивану Сергеевичу Тургеневу, который в данной конференции является фигурой, скрепляющей этот тройственный союз – Полина Виардо – Иван Тургенев – Гюстав Флобер, о котором вы будете сегодня говорить.

Московская государственная Библиотека-читальня им. И.С. Тургенева всегда отзывалась на события эпохального значения: год тому назад мы проводили конференцию, посвященную 200-летию Афанасия Афанасьевича Фета, замечательного поэта, переводчика, классика русской литературы.

Сегодня у нас двойной 200-летний юбилей, посвященный Полине Виардо, великой певице и музе Ивана Сергеевича Тургенева, и его дорогому другу и не менее великому французскому писателю – Гюставу Флоберу.

Известно, какое место в жизни и судьбе И.С. Тургенева занимала Полина Виардо, вдохновитель и помощник во всех его начинаниях. Не менее важное место занимал в жизни Тургенева и Флобер. По признанию Тургенева, в его жизни были только два друга – Белинский и Флобер. Флобер ему как бы вторил: «Я знаю мало французов, с которыми мне было бы так спокойно и благостно одновременно…» (из письма от 14 февраля 1870 г.).

Об этой дружбе прекрасно написал Ги де Мопассан, являвшийся учеником как Флобера, так и Тургенева: «…Родственные друг другу по таланту, мировоззрению и складу ума, схожие во вкусах, и мечтаниях, равно как в своих литературных стремлениях…».

Хочу отметить важное событие в жизни нашей Библиотеки: в этом году мы вступили в ряды Ассоциации друзей Тургенева в Буживале, чтобы совместными усилиями сохранять память о русском писателе, популяризировать его творчество и поддерживать все начинания в работе Дачи-Музея Тургенева после того как закончится восстановительные работы на Вилле Виардо.

И при создании Музея Тургенева в конце 70-х годов и сегодня мы открыты к диалогу и готовы к посильной помощи в организации всевозможных мероприятий.

В целях дружбы, взаимопонимания и подготовки к празднованию 205-летия со дня рождения И.С. Тургенева Московская государственная Библиотека-читальня им. И.С. Тургенева выступила инициатором и заключила долгосрочные договора с Тургеневскими обществами в Москве, странах Бенилюкса, Орле, в родовой усадьбе «Тургенево» (Бежин луг) и ожидает подписания договора с Тургеневским обществом в Германии (г. Баден-Бален).

В заключение благодарю всех участников конференции за интерес, проявленный к ее теме и желаю всем дальнейших творческих успехов.

Спасибо за внимание!»

По результатам Конференции будет составлен сборник докладов, после оцифровки публикация появится в Тургеневской Электронной библиотеке.

Тургенев Иван Сергеевич — биография писателя, личная жизнь, фото, портреты, книги

Иван Тургенев был одним из самых значимых русских писателей XIX века. Созданная им художественная система изменила поэтику романа как в России, так и за рубежом. Его произведения восхваляли и жестко критиковали, а Тургенев всю жизнь искал в них путь, который привел бы Россию к благополучию и процветанию.

«Поэт, талант, аристократ, красавец»

Семья Ивана Тургенева происходила из старинного рода тульских дворян. Его отец, Сергей Тургенев, служил в кавалергардском полку и вел весьма расточительный образ жизни. Для поправки финансового положения он вынужден был жениться на немолодой (по меркам того времени), но очень состоятельной помещице Варваре Лутовиновой. Брак стал для них обоих несчастливым, их отношения не складывались. Их второй сын, Иван, родился спустя два года после свадьбы, в 1818 году, в Орле. Мать записала в своем дневнике: «…в понедельник родился сын Иван, ростом 12 вершков [примерно 53 сантиметра]». Всего детей в семье Тургеневых было трое: Николай, Иван и Сергей.

До девяти лет Тургенев жил в имении Спасское-Лутовиново в Орловской области. У его матери был непростой и противоречивый характер: ее искренняя и сердечная забота о детях сочеталась с суровым деспотизмом, Варвара Тургенева нередко била сыновей. Однако она приглашала к детям лучших французских и немецких гувернеров, говорила с сыновьями исключительно по-французски, но при этом оставалась поклонницей русской литературы и читала Николая Карамзина, Василия Жуковского, Александра Пушкина и Николая Гоголя.

В 1827 году Тургеневы переехали в Москву, чтобы дети смогли получить лучшее образование. Спустя три года Сергей Тургенев ушел из семьи.

Когда Ивану Тургеневу было 15 лет, он поступил на словесный факультет Московского университета. Тогда же будущий писатель впервые влюбился в княжну Екатерину Шаховскую. Шаховская обменивалась с ним письмами, но ответила взаимностью отцу Тургенева и тем самым разбила его сердце. Позже эта история стала основой повести Тургенева «Первая любовь».

Через год Сергей Тургенев скончался, и Варвара с детьми переехала в Петербург, где Тургенев поступил в Петербургский университет на философский факультет. Тогда он серьезно увлекся лирикой и написал первое произведение — драматическую поэму «Стенo». Тургенев отзывался о ней так: «Совершенно нелепое произведение, в котором с бешеною неумелостью выражалось рабское подражание байроновскому Манфреду». Всего за годы учебы Тургенев написал около сотни стихотворений и несколько поэм. Некоторые его стихи опубликовал журнал «Современник».

После учебы 20-летний Тургенев отправился в Европу, чтобы продолжить образование. Он изучал античных классиков, римскую и греческую литературу, путешествовал по Франции, Голландии, Италии. Европейский уклад жизни поразил Тургенева: он пришел к выводу, что Россия должна избавиться от некультурности, лени, невежества, следуя за западными странами.

Неизвестный художник. Иван Тургенев в возрасте 12 лет. 1830. Государственный литературный музей

Эжен Луи Лами. Портрет Ивана Тургенева. 1844. Государственный литературный музей

Кирилл Горбунков. Иван Тургенев в молодости. 1838. Государственный литературный музей

В 1840-х годах Тургенев вернулся на родину, получил степень магистра греческой и латинской филологии в Петербургском университете, даже написал диссертацию — однако защищать ее не стал. Интерес к научной деятельности вытеснило желание писать. Именно в это время Тургенев познакомился с Николаем Гоголем, Сергеем Аксаковым, Алексеем Хомяковым, Федором Достоевским, Афанасием Фетом и многими другими литераторами.

«На днях возвратился из Парижа поэт Тургенев. Что за человек! Поэт, талант, аристократ, красавец, богач, умен, образован, 25 лет, — я не знаю, в чем природа отказала ему?»

Когда Тургенев вернулся в Спасское-Лутовиново, у него случился роман с крестьянкой Авдотьей Ивановой, который закончился беременностью девушки. Тургенев хотел жениться, но его мать со скандалом выслала Авдотью в Москву, где та родила дочь Пелагею. Родители Авдотьи Ивановой поспешно выдали ее замуж, а Пелагею Тургенев признал только через несколько лет.

В 1843 году под инициалами Т. Л. (Тургенев-Лутовинов) вышла поэма Тургенева «Параша». Ее очень высоко оценил Виссарион Белинский, и с этого момента их знакомство переросло в крепкую дружбу — Тургенев даже стал крестным сына критика.

«Этот человек необыкновенно умный… Отрадно встретить человека, самобытное и характерное мнение которого, сшибаясь с твоим, извлекает искры».

В том же году Тургенев познакомился с Полиной Виардо. Об истинном характере их отношений до сих пор спорят исследователи творчества Тургенева. Они познакомились в Санкт-Петербурге, когда певица приехала в город с гастролями. Тургенев часто путешествовал вместе с Полиной и ее мужем, искусствоведом Луи Виардо, по Европе, гостил в их парижском доме. В семье Виардо воспитывалась его внебрачная дочь Пелагея.

Беллетрист и драматург

В конце 1840-х годов Тургенев много писал для театра. Его пьесы «Нахлебник», «Холостяк», «Месяц в деревне» и «Провинциалка» были весьма популярны у публики и тепло принимались критиками.

В 1847 году в журнале «Современник» вышел рассказ Тургенева «Хорь и Калиныч», созданный под впечатлением от охотничьих путешествий писателя. Немного позже там же были опубликованы рассказы из сборника «Записки охотника». Сам сборник вышел в свет в 1852 году. Тургенев называл его своей «Аннибаловой клятвой» — обещанием бороться до конца с врагом, которого он ненавидел с детства — с крепостным правом.

«Записки охотника» отмечены такой мощью таланта, которая благотворно действует на меня; понимание природы часто представляется вам как откровение».

Это было одно из первых произведений, открыто говоривших о бедах и вреде крепостничества. Цензора, допустившего «Записки охотника» к печати, по личному распоряжению Николая I уволили со службы с лишением пенсии, а сам сборник запретили переиздавать. Цензоры объяснили это тем, что Тургенев хоть и поэтизировал крепостных, преступно преувеличил их страдания от помещичьего гнета.

В 1856 году в печать вышел первый крупный роман писателя — «Рудин», написанный всего за семь недель. Имя героя романа стало нарицательным для людей, у которых слово не согласуется с делом. Спустя три года Тургенев опубликовал роман «Дворянское гнездо», который оказался невероятно популярен в России: каждый образованный человек считал своим долгом его прочитать.

«Знание русской жизни, и притом знание не книжное, а опытное, вынесенное из действительности, очищенное и осмысленное силою таланта и размышления, оказывается во всех произведениях Тургенева…»

С 1860 по 1861 год в «Русском вестнике» публиковались отрывки романа «Отцы и дети». Роман был написан на «злобу дня» и исследовал общественные настроения того времени — в основном взгляды нигилистически настроенной молодежи. Русский философ и публицист Николай Страхов писал о нем: «В «Отцах и детях» он показал явственнее, чем во всех других случаях, что поэзия, оставаясь поэзиею… может деятельно служить обществу…»

Роман был отлично принят критиками, впрочем, не получив поддержки либералов. В это время осложнились отношения Тургенева со многими друзьями. Например, с Александром Герценом: Тургенев сотрудничал с его газетой «Колокол». Герцен видел будущее России в крестьянском социализме, считая, что буржуазная Европа изжила себя, а Тургенев отстаивал идею об усилении культурных связей России и Запада.

Острая критика обрушилась на Тургенева после выхода его романа «Дым». Это был роман-памфлет, который одинаково остро высмеивал и консервативную российскую аристократию, и революционно настроенных либералов. По словам автора, его ругали все: «и красные, и белые, и сверху, и снизу, и сбоку — особенно сбоку».

От «Дыма» к «Стихам в прозе»

Алексей Никитин. Портрет Ивана Тургенева. 1859. Государственный литературный музей

Осип Браз. Портрет Марии Савиной. 1900. Государственный литературный музей

Тимофей Нефф. Портрет Полины Виардо. 1842. Государственный литературный музей

После 1871 года Тургенев жил в Париже, изредка возвращаясь в Россию. Он активно участвовал в культурной жизни Западной Европы, пропагандировал русскую литературу за рубежом. Тургенев общался и переписывался с Чарльзом Диккенсом, Жорж Санд, Виктором Гюго, Проспером Мериме, Ги де Мопассаном, Гюставом Флобером.

Во второй половине 1870-х годов Тургенев опубликовал свой самый масштабный роман «Новь», в котором резко сатирически и критически изобразил членов революционного движения 1870-х годов.

«Оба романа [«Дым» и «Новь»] только выявили его все возрастающее отчуждение от России, первый своей бессильной горечью, второй — недостаточной информированностью и отсутствием всякого чувства реальности в изображении могучего движения семидесятых годов».

Этот роман, как и «Дым», не был принят коллегами Тургенева. Например, Михаил Салтыков-Щедрин писал, что «Новь» была услугой самодержавию. При этом популярность ранних повестей и романов Тургенева не уменьшилась.

Последние годы жизни писателя стали его триумфом как в России, так и за рубежом. Тогда появился цикл лирических миниатюр «Стихотворения в прозе». Книгу открывало стихотворение в прозе «Деревня», а завершал ее «Русский язык» — знаменитый гимн о вере в великое предназначение своей страны: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!.. Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома. Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!» Этот сборник стал прощанием Тургенева с жизнью и искусством.

В это же время Тургенев встретил свою последнюю любовь — актрису Александринского театра Марию Савину. Ей было 25 лет, когда она сыграла роль Верочки в пьесе Тургенева «Месяц в деревне». Увидев ее на сцене, Тургенев был поражен и открыто признался девушке в чувствах. Мария считала Тургенева скорее другом и наставником, и их брак так и не состоялся.

В последние годы Тургенев тяжело болел. Парижские врачи ставили ему диагноз грудная жаба и межреберная невралгия. Скончался Тургенев 3 сентября 1883 года в Буживале под Парижем, где прошли пышные прощания. Похоронили писателя в Петербурге на Волковском кладбище. Смерть писателя стала потрясением для его поклонников — и процессия из людей, пришедших проститься с Тургеневым, протянулась на несколько километров.

Полин Виардо-Гарсия | Парижские романтические салоны

18 июля 1821 г. - 18 мая 1910 г.

Полин Виардо-Гарсия, фотография 1850-х годов

Полина Виардо-Гарсия — одна из самых выдающихся оперных певиц 19 века и в то же время преданная подруга Жорж Санд и Фредерика Шопена. Ее отец был учителем пения и композитором, а сестра Мария Малибран, старше ее на 13 лет, была всемирно известной оперной дивой. Паулина решила следовать семейной традиции в очень юном возрасте.Фортепиано преподавал Францишек Лист, а контрапункт и гармонию - Антон Райх, учитель Листа и Берлиоза. После преждевременной смерти сестры она больше сосредоточилась на карьере оперной певицы.

В 17 лет она познакомилась с Альфредом де Мюссе, французским поэтом, который восхитился ее оригинальным голосом и влюбился в нее. Однако по совету Жорж Санд 18 апреля в Париже Полина вышла замуж за Луи Виардо, писателя и директора Итальянского театра. Брак оказался исключительно удачным – супруги поддерживали друг друга и поощряли друг друга к развитию.У них было четверо детей, и каждый из них пошел по стопам матери и посвятил свою жизнь музыке.

Луи Виардо, портрет Эмиля Лассаля, 1840 г.

Полина близко дружила с Жорж Санд, которая относилась к ней как к приемной дочери (Виардо была моложе писательницы на 17 лет). Она также была частым гостем в Ноане писателя либо одна, либо с мужем и (позже) детьми. Какое-то время сын Джорджа Морис был влюблен в Полину, но она осталась верна своему мужу.Джордж написал роман Консуэло на основе ее биографии.

У нее были столь же теплые отношения с Шопеном. Фредерик давал ей советы по пению, игре на фортепиано и сочинению музыки, и они часто играли вместе в четыре руки. Она и ее муж были одними из самых близких друзей Жорж Санд, вместе с Делакруа, Войцехом Гржималой и Ференцем Листом.

Полина Виардо-Гарсия, портрет Тимолеона фон Неффа, 1842 г.

В 1843 году во время поездки по России она познакомилась с Иваном Тургеневым, русским писателем, в которого влюбилась после того, как услышала, как она играет роль Розины в «Севильском цирюльнике».Тургенев покинул родину и уехал жить к Виардо. Неизвестно, был ли у них с Полиной роман или это была лишь очень близкая дружба, но россиянин так и не женился.

Когда писатель расстался с Шопеном, Полина попыталась их примирить. К сожалению, упрямство Джорджа и прогрессирующая болезнь Фредерика помешали ее планам. На панихиде в день похорон композитора она исполнила одно из его любимых произведений — «Реквием» Моцарта.

Полин Виардо-Гарсия, фотография последних лет жизни

В последующие годы она сотрудничала с Парижской оперой, а в 42 года перестала выступать на сцене.Из-за политических изменений во Франции и нежелания ее мужа императору Наполеону III Виардо переехала всей семьей в немецкий город Баден-Баден. После смерти императора они вернулись во Францию, и Полина стала преподавать в Парижской консерватории. Она продолжала поддерживать контакты с важнейшими деятелями классической музыки.

Полина пробовала себя и в сочинительстве, но пение для нее всегда было на первом месте. Ее композиции служили скорее продвинутыми вокальными упражнениями для ее учеников.Большинство ее работ были написаны после переезда в Баден-Баден. Она умерла в возрасте 88 лет и была похоронена на кладбище Монмартр в Париже.

Добавить в избранное:

Нравится Загрузка...

.

Офицер специального назначения. Юрий Каменский, Вера Каменская Офицер особого назначения Офицер специального назначения

Сегодня, 28 октября, есть прекрасная возможность вспомнить Ивана Сергеевича Тургенева (1818-1883) - русского писателя, поэта, члена-корреспондента Санкт-Петербургской Академии наук.
Иван Сергеевич Тургенев родился 28 октября 1818 года в Орле.
В 1836 г. Тургенев окончил курс в Петербургском университете, получил степень доктора и в 1838 г. уехал в Германию.Поселившись в Берлине, Иван начал учебу. Посещая университетские лекции по истории римской и греческой литературы, он дома изучал грамматику древнегреческого и латинского языков.
В 1841 году Тургенев вернулся на родину. В начале 1842 года он сдал магистерские экзамены по философии. В то же время он начал свою литературную деятельность. В 1846 г. были опубликованы романы «Бретер» и «Три порреты». Позже им были написаны такие произведения, как: «Воларц» (1848 г.), «Витязь» (1849 г.), «Губерния», «Месяц в деревне», «Завтрак у начальника» (1856 г.), «Муму» (1854 г.), «Мир» (1854 г.), «Яков Пасынков» (1855 г.). , и т.д.
В 1852 году вышел сборник рассказов Тургенева под общим названием «Записки охотника». В дальнейшем Тургенев написал четыре крупных произведения: «Рудин» (1856), «Дворянское гнездо» (1859), «Накануне» (1860), «Отцы и дети» (1862).
С начала 1960-х поселился в Баден-Бадене, где предположительно служил резидентом российской политической разведки и служил не столько Полине Виардо, сколько России.

Большую часть жизни великий русский писатель Иван Сергеевич Тургенев прожил за границей, хотя трений с властями у него не было, и его произведения активно печатались в России.
Писатель умер в 1883 году. По его желанию тело Тургенева было доставлено в Петербург и захоронено на Волковом кладбище при большом стечении народа.
Это основные вехи его жизни.
Теперь о якобы спецслужбах.
В 1832 году Третье Частное Его Императорского Величества Отделение
Канцелярии, новый орган российской политической полиции, привлекло иностранных агентов, занимавшихся и иностранной пропагандой. Русские газеты издавались на деньги отделений во Франции, Пруссии, Австрии и Германии.Эти газеты якобы издавались для иммигрантов, но на самом деле довольно тонко продвигали царскую внешнюю политику. Филиал должен был наводить мосты с официальными и полуофициальными СМИ, а также с зарубежными писателями того времени. И получить от них немного лояльности. А это требовало специально подготовленных, высокообразованных кадров. Поэтому после возвращения в Россию в январе 1843 года Иван Тургенев поступает «по приглашению» на службу в Министерство внутренних дел. Далее — служба в «особой канцелярии» под непосредственным руководством Владимира Ивановича Даля — чиновника по особым поручениям в МВД.
1 ноября 1843 года Тургенев знакомится с певицей Полиной Виардо. Молодой Тургенев влюбился с первого взгляда. Говорят, он так громко восхищался Полиной в разговорах с друзьями, что многих даже раздражал! Критик Виссарион Белинский якобы сказал ему однажды: «Ну как настоящая любовь может быть такой шумной, как твоя?» Была ли это любовь или роман с Полиной Виардо был для него лишь счастливой легендой?
Некоторые обстоятельства жизни Ивана Сергеевича косвенно указывают на то, что он действительно мог работать в интеллигенции.
Во-первых, великий русский писатель свободно владел пятью европейскими языками. «Тургенев довольно бегло говорил по-немецки», — писал немецкий филолог профессор Людвиг Фридлендер. «Он очень редко прибегал к английским или французским словам, когда не мог сразу найти соответствие немецкому».
«А как хорошо он говорил по-французски! — писал Сергей Львович Толстой, брат известного писателя. — Известно, что сами французы восхищались его акцентом и фразами».
Благодаря своему блестящему знанию языков и образованию Иван Сергеевич свободно общался с лучшими умами Европы.Среди его друзей были писатели Жорж Санд, Гюстав Флобер, Эмиль Золя, Виктор Гюго и Альфонс Доде. Конечно, благодаря таким связям Тургенев мог влиять на общественное мнение и формировать положительный образ России в печати!
Иван Сергеевич имел также обширные связи с русской эмиграцией. "Самого Ивана Сергеевича редко можно было найти, - вспоминает писатель Александр Будзяник. - В рабочее время всегда приходилось ловить одного или нескольких человек, разговаривающих с ним...".
В этом смысле ему очень пригодилась его возлюбленная Полина Виардо, дружившая со многими влиятельными людьми. Немецкий король Вильгельм и королева Августа, голландские и бельгийские принцы и принцессы с легкостью посещали ее салон в Баден-Бадене. В Париже дом Виардо также был открыт для аристократов, политиков и интеллектуалов.
В 1878 году писатель был избран вице-президентом на международном литературном конгрессе в Париже; в 1879 году он был удостоен звания почетного доктора Оксфордского университета.Конечно, благодаря таким связям Тургенев мог влиять на общественное мнение и формировать положительный образ России в печати!
Возможно, его задачей было отследить всю ложную информацию о России в зарубежной прессе, а также создать благоприятный образ нашей страны на Западе. Это означает, что Тургенев был своего рода участником идеологической войны того времени.
К сожалению, достоверных данных о разведывательной деятельности писателя нет. В лучшем случае данные сохранились в каком-то архиве, засекреченном еще до 1913 года.
Нас, современных читателей, которым понравились романы Юлиана Семенова, не шокирует образ писателя Тургенева в роли эдакого Штирлица, наоборот, нас притягивает, нам хочется брать его романы и пере- читать под другим углом...
Деталь:

Ну, столько я тут сказочников видел... - усмехнулся пристав, - одним больше, одним меньше....

И сказал Стас. Успокойся, потихоньку, все в порядке. Когда он назвал год своего рождения, они оба слегка приподняли брови.После эпизода с джипом и сменившим его шофером дежурный кивнул Семенову на дверь и, не издав ни звука, ушел. Вернувшись минут через десять, он положил толстый бланк на стол дежурного.

Водитель полностью подтверждает, что этот джентльмен появился из ниоткуда посреди улицы.

Он махнул рукой. И без слов было понятно - на кой черт таксист нужен?

Что же делать? дежурный потер щеку: «Я точно заблудился»....

Не подскажете, - прервал я оперную паузу, - какое сегодня число? В каком году?

Хорошо, господин судебный пристав, я пошел на почту. История интересная, конечно, но некогда.

Иди, иди, Семенов. На самом деле...

До свидания, господин Сизов. Надеюсь увидеть вас снова. Я действительно хочу спросить тебя кое о чем. Конечно, если вы не против.

Я не против, - вздохнул Стас, - куда я теперь пойду....

Когда за полицейским закрылась дверь, он неожиданно ударил себя по лбу.

Подождите, господин судебный пристав... наконец-то у вас, Кошко Аркадий Францевич заведует?

Нашу полицию возглавляет статский советник Кошко. Так сохранилось ли его имя в анналах истории?

Он вел себя, - Стас кивнул головой, - а правда ли, что его все на улице видят?

Стась. Станислав Сизов. Детектив.

А коллега..., - Кошко, открывая справку, изучил ее досконально, - детектив, хм...какая странная позиция, право слово....

Что тут странного? - пожал плечами опер, - Хоть да... опер-упал-промок. Над нами так издеваются... типа шутят.

Забавно, — засмеялся сыщик, — я промок. Русские умеют такое крутить...

Раньше нас фактически называли инспекторами следственного управления.

Что ж, так благороднее звучит, - одобрительно кивнул статский советник, иначе промокший... плохой вкус. В каком году вы увидели свет, г-н Сизов?

В шестидесятых, - ответил Стась, и после звонка понял, что опытный сыщик просто "говорит зубами", - в шестидесятых.

А твое ружье сделано ровно в год твоего рождения, - задумчиво сказал Кошко, - специально для тебя, Герберт Уэллс. Что, машину времени изобрели? Нет, судя по вашим показаниям.

... Все началось с мелочи.Конечно, когда едешь на «огнестреле», все семь чувств полностью мобилизуются. А то дело, учитель тебя допросит о мошенничестве. В числе других доверчивых дурочек она давала деньги на дешевую черную икру. Что ж, надо подумать! Так где преподает эта умница?

Стас заглянул в дневник. Гимназия №1520...но в Леонтьевском рядом со старым МУРом. Сам он, конечно, не застал, здание в Большом Гнездниковском перед войной снесли.

Погода была на удивление солнечной. Для мартовской Москвы это явление, прямо скажем, необычное. Или вы можете идти пешком, потому что это не так далеко, или вы уже сожгли все свои легкие в офисе.

Старший лейтенант Сизов сбежал по лестнице, показал командиру часового на выход и, открыв тяжелую дверь, вышел на улицу. Солнце светило по-весеннему, но ветер дул довольно бодро. Он покосился на солнце, застегнул куртку до шеи и медленно пошел вниз по лестнице.

Толпа смеющихся студентов поспешила к стеклянному кафе, бросая на него осуждающие и злобные взгляды на бегу. Пенсионерка в профессорских очках степенно шла, ведя на поводке рыжую таксу с седой мордой. С балкона ее приветствовала громовым басом черная собака, бьющая хвостом по прутьям, защищающим его свободу, - видать, старые друзья. Бабушка, торопясь к подъезжавшему к остановке автобусу, неуклюже ударила его хозяйственной сумкой, а потом и сама была чуть не сбита с ног пролетавшим торпедой скейтбордистом.

Где-то на грани слышимости завыла сирена скорой помощи, мчащейся на вызов. Голубоватое облако выхлопных газов висело в воздухе от катящихся по волне машин – еще час и начались «пробки». У каждого свои проблемы и заботы, никому до них нет дела. Лениво прогуливаясь по Страстному бульвару, Стас не думал о предстоящем допросе. Зачем ломать голову? Все просто. Вчерашняя книга была в моей голове. У автора как-то интересно было имя - Мархуз...а может это фамилия? Он даже вбил это слово в Яндекс, узнав, между прочим, что это какой-то сказочный зверь. Это давало понять, что писатель был великим оригиналом.

Книга написана в жанре альтернативной истории. Похоже, весь литературный мир просто помешался на этой "альтернативе" - по-разному крошат эту бедную историю. Однако «Старец царь Иоанн Пятый», в отличие от других писателей, написан весьма забавно.И это заставило меня задуматься об этом. Хотя бы о том, что наша жизнь — это череда постоянных случайностей. Вот, например, если он сейчас заболеет, и все дела, которые у него есть на производстве, перейдут к Мишке.

Дело даже не в том, что сосед по комнате собирается проклясть его последними словами. Просто у них совершенно другой подход к работе. Михаил, прямой как черенок лопаты, работая с подозреваемыми, подавил их волю. Нет, не кулаками. Бить - это последнее дело, чистая ненормативная лексика. Ну вы заставляете человека подписать протокол допроса, и что? Неделю он проведет в камере, слушая опытных «зеков», разговаривая с адвокатом — и отправляясь в прокуратуру на «троллейбусе».

И дело не в том, что прокуратура и "охотники за головами" выпьют ведро крови. Сосут ее по натянутым причинам - как раз по пути! - но только мошенник на суде будет петь ту же песню. И он извинится, для вас это не старые времена, потому что на дворе конец 20-го века. Гуманизация, гласность, плюрализм и черт знает сколько модных светотеней. Благодаря просвещенной Европе можно подумать, что мы до них глотками хлебали щи.

Так что, возможно, Брэдбери был прав - если вы раздавите бабочку в меловой период, вы получите еще одного президента на выходе.Другое дело, что, конечно, никто не будет следовать этой закономерности или принимать ее на веру. Еще скажет с умным видом: «История не знает способа связи». Она сама сказала тебе, не так ли?

Визг тормозов пронзил его нервы, заставив поднять глаза. Блестящий обогреватель «Лэнд Крузера» неуклонно приближался к нему, и время, казалось, тянулось. Стас уже чувствовал жар двигателя, запах горелого бензина, машина двигалась медленно и размеренно, как паровоз, идущий под уклон.Тело не успело сойти с дороги, и тут еще одна нога зацепилась за бордюр... Он мчался изо всех сил и вдруг... прямо перед его глазами предстала храпящая лошадиная пасть, от лица воняло едкой лошадью. пот. Конец стержня ударил его в грудь, выпустив последний воздух из легких. Улица кружилась перед глазами. Последним, что он услышал, упав на спину, был его избирательный партнер.

... Когда он проснулся, то почувствовал на лице неприятный холодок, как будто рот застрял в растаявшем сугробе.Стас пытался прогнать холод, но кто-то держал его за руку.

— Ложитесь, молодой человек, — сказал спокойный мужской голос.

Его голова все еще кружилась, и он открыл глаза и увидел склонившегося над ним человека с бородой. Свет раздражал, и Стас снова закрыл глаза.

"Доктор со скорой помощью" - появилась мысль. - В Склифе тарахтения еще не хватало. К черту их: кажется, ничего не сломано. Они держат их неделю, а потом я разгребаю их лопатой.Откуда взялась лошадь?

А люди, стоящие над ним, обсуждали его так, как будто его там не было или он уже умер.

- Похоже на пришельца...

"Почему это? Коренной москвич, между прочим…»

— Судя по всему, американец. Видите, штаны сшиты вместе. Я взял один из тех...

"Он про джинсы что ли? Нашел чертову диковинку - джинсы в Москве... Деревня что ли? Да они в каждой деревне... "

- Я бы не умер...

" Черт, не ждите."

Пересилив себя, Стас открыл глаза и попытался сесть.

" Ложись, ложись, ты плохо двигаешься.

Опять тот, что с бородой.

- Я плохо ложусь - Стас пробормотал.- Нет времени.

Он встал.Я едва мог слушать себя.Грудь немного болела,конечно,но это было вполне терпимо.Тряхнув штанами,опера мельком взглянула на стоящих рядом людей.То, что "с ними что-то не так" он понял сразу. Но что именно не так?" Сознание постепенно прояснялось и потихоньку стало судить о той информации, которую давали глаза.

Сейчас, конечно, сложно кого-то удивить самой странной одеждой, но сразу быть таким? Как будто он вошел в толпу во время съемок «Старых времен». Конечно, таксист, стоящий рядом с кабиной, одет как извозчик начала века. А дама в пальто на плечах - ну просто дама на фото, а рядом скромная женщина в плюшевой юбке открыла рот. Животный дядя фыркнул и от удивления почесал макушку пятью пальцами. Знаки со словом «ять» мелькали у меня перед глазами.Мумеры, напротив, уставились на него, как дошкольники на рождественскую елку. Сейчас, конечно, таких сервисов нет... и шоу... кого этим "ретро" теперь удивить? Но лавиной росла горстка логических нестыковок.

Вместо асфальта - брусчатка. Через Страстное все время проезжала одна машина – такая же ретро, ​​как и все вокруг. Вагоны всякие, такси… и то не слишком много, конечно, по сравнению с потоком машин, который он видел пять-десять минут назад.И последняя капля - навстречу им идет высокий милиционер. Стас даже не сомневался, что он настоящий милиционер. Три гомбочки на ниточке - милиционер с самым высоким окладом или унтер-офицер.

Только при неправильном прочтении герой, оказавшись в непонятном месте, долго щипает все части тела, пытаясь проснуться. Если кто-то не пьян и в своем уме, он спрашивает, к чему лишние телодвижения? Так что понятно, что это реальность, а не сон. Веди себя по ситуации, тогда ты узнаешь, как ты сюда попал.Когда время. Если так.

Что случилось, господа? Полицейский вежливо приложил пальцы к видоискателю.

Глава 2

Ну прямо как в кино. Портрет царя Николая на стене, тяжелые бархатные портьеры и своевременная обстановка — полный комплект. Из-за массивного стола ему навстречу вышел высокий, широкоплечий мужчина с пышными усами, точь-в-точь как на портрете в книге.

Здравствуйте, Аркадий Францевич.

Пожалуйста, присаживайтесь, - русский Шерлок Холмс указал на кожаное кресло, - как бы вы хотели, чтобы вас называли? Спасибо, Владимир Иванович, можете быть свободны.

Молодой детектив, положив пистолет и удостоверение перед головой, неслышно исчез за дверью.

Стась. Станислав Сизов. Детектив.

И коллега. - Кошко, открыв справку, внимательно ее изучил, - детектив, хм... какая странная позиция, право слово...

Что тут странного? - пожал плечами опер, - По крайней мере, да. Опер-промок. В каком-то смысле они высмеивают нас, высмеивают нас.

Забавно, - засмеялся сыщик, - я промок.Русские умеют такое крутить...

Раньше нас фактически называли инспекторами следственного отдела.

Ну, так благороднее звучит, - одобрительно кивнул статский советник, - а то дождь, мокро, безвкусица. В каком году вы увидели свет, г-н Сизов?

В шестидесятых, - ответил Стас, а после ответов понял, что опытный сыщик просто "говорил зубами" - в тысяча девятьсот шестьдесят.

А твое ружье сделано ровно в год твоего рождения, - задумчиво сказал Кошко, - специально для тебя, Герберт Уэллс. Что, машину времени изобрели? Нет, судя по вашим показаниям.

Нет, этого еще не придумали.

Я понимаю, что вы имеете в виду. Знаете, что мне нравится во всем этом инциденте, так это то, что это полный абсурд.

Ну да, - согласился Стас, - можно было придумать что-нибудь полезнее.

Вот и все, кивнул знаменитый сыщик, полезнее, вы правильно заметили.Эта история не обещает ничего, кроме головной боли.

Вот так, - пробормотал опера.

Аркадий Францевич потер лоб.

Коммерчески говоря, для тебя эта авантюра как курение зайца, а здесь для меня, как сыщика, как подарок свыше. Смею надеяться, что вы хорошо учились в гимназии по истории Отечества?

Сделал, Стас кивнул головой с кривой улыбкой, вспоминая учебник "История СССР". - и, самое главное, он сам читал историю нашей книги.Для вас, конечно, я ценный источник информации, козел понимает.

Кошко, конечно, заметил сарказм, прозвучавший в ответ на собеседника, но никак на него не отреагировал, только бровь, чуть заметно приподняв.

Сохранилась ли память обо мне?

Кстати, задав их, Стас понял, что вопрос был не напрасный.

- А ты, - улыбнулся он про себя, - ничего человеческого нет странного.

Помнят, он кивнул, нам дали пример.Вас называют русским Шерлоком Холмсом.

Приятно слышать, конечно. Но я действительно разговаривал с тобой, извини.

Он поднял трубку.

Сергей Иванович заказывайте ужин на двоих в ресторане. Не здесь. Спасибо.

Ну вот, - улыбнулся Кошко, - сейчас пообедаем тем, что Бог послал, тогда не вини меня, расскажи мне о своем прошлом, а я послушаю наше будущее, извините за каламбур.

Статский советник тщательно промокнул усы хрустящей салфеткой.Адъютант внес накрытый салфеткой поднос, на котором стояли закрытый чайник, серебряная сахарница и две чайные рюмки в стеклянных блюдцах.

Спасибо, Сергей Иванович.

Кивнув, офицер бесшумно исчез за дверью.

Я полагаю чай в России пить не перестали? — спросил Кошко, наполняя стаканы темным, как деготь, напитком.

Не остановились, - кивнул Стас, отхлебывая из стакана, - но пить можно редко. Быстрее, гонка.Больше пакетиков.

Шелк, типа китайский что ли?

Бумага - опер тяжело вздохнул.

Бумага? — удивился сыщик. — Ну, ваша воля — мове тонна чистой воды. Как ты смеешь?

Боже, будь с ним, за чаем, - Стас определенно покачал головой, - есть дело, которое нельзя откладывать. Через четыре дня в Киеве студент Дмитрий Богров выстрелом из револьвера убьет Петра Аркадьевича Столыпина.

Вы помните подробности? Кошка поползла сразу, как и до прыжка.

Царь и весь двор будут в Киеве. Конечно, там будет и премьер-министр.

Стас говорил сухо, коротко и на расстоянии. Эмоции закончились, работа пошла.

По-моему, начальника Киевского управления безопасности зовут Кулабко.

Кот молча кивнул.

От моего агента Дмитрия Богрова я получил информацию о том, что ночью в Киев приехала женщина, боевой взвод которой был назначен на совершение теракта - убийства Столыпина.

Богров сказал, что знает ее в лицо и поможет, если вообще поможет, опознать. Кулабко выписал ему театральный пропуск. Богров пошел туда и дважды выстрелил из револьвера в премьер-министра. От немедленной смерти его спас приказ, по которому в него попала пуля. Она прошла через свое сердце, изменив направление. Пятого, если не ошибаюсь, Столыпин умрет в больнице сентября. Говорят, была версия, что задание охранки выполнял Богров.

Все время, пока Стас говорил, следователь слушал его, не перебивая.За все время он не задал ни одного вопроса. Когда опера отгремела, он долго сидел и о чем-то думал. Стасу не составило труда вычислить ход его мыслей. Сам он, будь он Кошко, ломался бы в две стороны. Во-первых, является ли его странная внешность частью большой дезинформации? Непонятно, конечно, с какой целью, но когда выяснится, будет поздно. Иногда в политике играют такие многоходовки, курит гроссмейстер. И второе - если это правда, то как защитить премьера, который в жизни не слушает советов, а мчится как бык на красный свет? Честно говоря, это не первоклассная работа.

Так есть версия, что этому поспособствовал начальник отдела жандармерии? - сказал наконец Кошко, - Кулябко, конечно, бурбон и тупица, чего искать, но человек честный.

У меня такое впечатление, что его просто избили - решил вмешаться Стась.

Кошко молча кивнул, все еще что-то обдумывая.

Ну, инспектор, я не буду жаловаться, я имею в виду на ваш счет. И за, и против, не обессудьте.Если вы сами детектив, то знаете, в нашей проклятой индустрии доверие дорогого стоит и может стоить дорого. Но ставки болезненно высоки. Если мы потеряем Петра Аркадьевича, мы испортим Россию, извините.

Осмотрел оперу. Стас молчал. Прав был известный сыщик, чего уж там.

Давайте, продолжал Кошко, я назначаю вас спецназовцем. Я сам оформлю документы наверху, это моя печаль. Но если выяснится, что ты мошенник, не вини меня — я застрелюсь.

Согласен, - спокойно сказал Стас, - о Столыпине и мои современники такого же мнения. Только основная проблема не с террористами, а с королем. Твой самодержец слаб, прости меня, если я что-то нечаянно сломал.

Не только наша, но и ваша, - многозначительно сказал сыщик, и "нарушил", смею сказать, не то слово. Мой совет - думать наперед.

Вот вы и подумали, - бескомпромиссно пробормотал Стас, - премьера побили, потом объединили Россию и большевиков вместе.А через восемьдесят лет стали вешаться в оперных залах, потому что семья голодает и три месяца не платят зарплату.

Он увлекся. Но дерзкий взор оперы встретился с растерянными глазами великого сыщика. Была такая неприкрытая боль, что Стаси стало стыдно.

Как же так? — тихо спросил Кошко.

Прости, - Стасу стало невыносимо стыдно, как будто он бьет по лицу маленького ребенка, - прости, Аркадий Францевич. В последнее время у нас было много проблем.Скажи - не верь. Да и наверное не стоит.

Стоит, твердо сказал сыщик, но об этом позже. Если все так, как вы говорите, оно должно быть сломано. Но теперь главное спасти Петра Аркадьича. Как вы, - он перевел разговор в более актуальное русло, - предпочитаете свое оружие или лучше возьмете его из нашего арсенала? Боюсь, что таких патронов сейчас нет. Кроме этого.

Осмотрев, ПМ умело надавил на защелку, вытащил магазин и, вынув патрон, покрутил его в пальцах.

Парабеллум Борхард-Люгер подходит?

№ Этот на миллиметр короче. И еще тип.

Как?

Вот взял бы Парабеллум. Могу?

Почему бы и нет? Кошко пожал массивными плечами: «Парабеллум, или Парабеллум». Ну, конечно, ты должен переодеться. В какой-то форме, вы Бог знает, кто они скажут. Знаешь, это неуместно в твоем новом положении.

Да кто спорит? - удивился Стась. - Просто наши деньги здесь не используются, а твоих, знаешь ли, у меня нет.

Позвольте мне полюбопытствовать.

Взял вытащенные двадцать пять рублей, внимательно их рассмотрел, потер лоб - этот профиль, твоя воля, мне кого-то напоминает.

Ну Стас улыбнулся, он вроде сейчас в розыске. Владимир Ильич Ульянов - Ленин, основатель первого в мире рабоче-крестьянского государства.

Основатель государства? Кошко брезгливо скривил губы: — Этот адвокат — социалист?

Вот почему они тебя съели, безжалостно сказал опера, потому что ты не воспринял их всерьез.Они не будут либерализоваться с вами. Ладно, не до этой темы, потом расскажу во всех подробностях. Вы забудете о сне на три дня, гарантирую.

Через два часа в кабинет Кошко вошел старший лейтенант милиции Сизов, теперь уже оперуполномоченный под руководством российского оперуполномоченного. На этот раз на нем был серый двубортный шерстяной костюм. Одежда не сильно отличалась от той, к которой он привык. За исключением, может быть, шляпы-котелка. Но в те годы людей без шапки на улицу точно не пускали.

В кармане у него была солидная куча денег и документ, подтверждающий, что Сизов Станислав Юревич был не кем-нибудь, а о. И как последний штрих к его новой вещи, новенький Парабеллум, обычно заправленный за пояс штанов.

Проходите, Аркадий Францевич ждет вас, сказал адъютант.

Спасибо, Сергей Иванович, - вежливо ответил Стас, открывая дверь.

На самом пороге он быстро оглянулся через плечо и заметил выражение нежелания.Да, его адъютанту это не нравится и к бабушке не ходи. Хотя вроде почему. Или, может быть, он не любит всех, кто сближается с его боссом?

Ну, теперь совсем другое дело, - поприветствовал его статский советник, - сейчас машину дадут. Мы поужинаем в поезде, время дорого.

Привокзальная площадь встретила их звонкими криками мальчишек, торгующих газетами, которые славно лавировали среди публики, криками энергичных продавцов, предлагающих теплые блины и рогалики.

На перроне все было прилично — и звон колокола о прибытии поезда, и пыхтение локомотива, окутанного шипящим паром. И без суеты и нервозности при посадке в авто. Носильщики в фартуках несли чемоданы, чемоданы и сумки улетающих пассажиров под ленивым взглядом бортпроводника.

А у буровой была своя жизнь - озорной смех женщины в длинном плаще и храбрый поклон провожавшего ее офицера. Веселое чириканье малышей, ехавших в соседний вагон под бдительным оком худенькой мамы и доброй няни.Первобытный немец важен и невозмутим, а потом кромсает "колобок" в котелке и с моноклем. Молодые офицеры насмешливо смотрят на него и весело смеются, полные молодости и юношеского бесшабашия. Я понимаю! Они поставили себя на симпатичную девушку. Ну ничего нового в этом мире!

Прозвучал первый удар в колокол, и провожающие вышли из машин. При втором ударе паровоз свистнул и задохнулся, выпуская дым в небо. Поезд вздрогнул, дернулся и начал набирать скорость, тронувшись с места.Стас, думая о собственных глазах, проследил за поднимающейся площадкой. Кондуктор, заглянувший в дверь, вежливо спросил: господа, вы пьете чай или они предпочтут пойти в ресторан? Обслуживание пассажиров здесь точно на должном уровне - вам не противно - грубый сервис с его времен.

Понемногу он вникал в жизнь этой России, и ловил себя на мысли, что искренне сожалеет о том, что потерял ее - эту. Черная ночь с редкими огнями подстанции плыла за окном машины.

Поверь мне, Станислав, - вздохнул Кошко, наливая коньяк в стаканы с чаем, - я старый сыщик, битый и битый. Я понимаю, что вы говорите мне правду.

Я не понимаю, - продолжал он, - как Государь даже, прости господи, вздор, в переговоры вступил? В 905 году все эти Робеспьеры были рассеяны одним полком Семеновского, как ветер осенних листьев. Где были лейб-гвардии? Только не говорите, что они предали друг друга.

Не сдались, - грустно покачал головой Стас, - они исчезли в пинских болотах.Он сам послал их туда. Правильно, Аркадий Францевич.

Этому диалогу предшествовала долгая история. Стас, пощадив сыщика, провел экскурс в отечественную историю. Правда, о самых крайних моментах — посадке на кол священников и прочих средневековых временах — сожаление о нервах собеседника не слишком распространялось. Коту хватило его глаз и того, что он услышал. Он уже знал о бушующем терроризме. Я тоже спокойно слушал русско-германскую войну. История с расстрелом царской семьи заставила статского советника стиснуть зубы, только челюсть отвисла на скулы.

Опер, глядя на настоящее смущение статского советника, уже начал думать - на зло или на благо его появление здесь? Он недолго страдал юношеским максимализмом. А про бабочку Рэй Брэдбери хорошо помнил. А также куда ведет дорога, вымощенная благими намерениями. Одну вещь он понимал очень хорошо - от местных он бы не дошел до полного понимания ситуации. Монархисты будут верны царю, хорошо это или плохо для России окажется. Революционеры тоже снимают и откладывают свержение самодержавия, причем без гвоздей.И тогда они будут как пауки в банке.

Интересно, достаточно ли большой Офицер специальных операций, чтобы начать игру? Да, нет, — нарисовал он себя молча, — ты что, в своем уме что ли? Дешевле протиснуться между Сциллой и Харибдой. Там и тут больше шансов. Да что, если мы говорим о возможностях, они у него есть, как у мыши между двух жерновов.

Ладно, друг, Кошко зевнул, давай спать. Мы не приедем в Киев до завтрашнего вечера.Государь не приедет дней пять-шесть. Так что я думаю, у нас есть время. Да, как вам местная инфраструктура? Вы, я полагаю, продвинулись так далеко, что нам, темным, и мечтать не приходилось.

Как вам сказать, - уклончиво ответил Стас, - я не водил машины генерала. Такой роскоши просто нет, конечно. Но поезда ходят быстрее, конечно. Спокойной ночи, Ваше Превосходительство.

Он медленно начал взрослеть к этой новой, старой жизни._

1 Никаких оговорок Стась не делал, как написано в материалах уголовного дела. Дело в том, что примерно до 1930-х годов слова «пистолет» и «револьвер» были полностью синонимами.

Юрий Каменский, Вера Каменская

Офицер специального назначения

© Юрий Каменский, 2019

© Вера Каменская, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Коэффициент

не включен

От сковороды к огню

...Все началось с мелочи. Конечно, когда едешь на «огнестреле», все семь чувств полностью мобилизуются. А то дело, учитель тебя допросит о мошенничестве. В числе других доверчивых дурочек она давала деньги на дешевую черную икру. Что ж, надо подумать! Так где преподает эта умница?

Стас заглянул в дневник. Гимназия №1520...но в Леонтьевском рядом со старым МУРом. Сам он, конечно, не застал, здание в Большом Гнездниковском перед войной снесли.

Погода была на удивление солнечной. Для мартовской Москвы это явление, прямо скажем, необычное. Или вы можете идти пешком, потому что это не так далеко, или вы уже сожгли все свои легкие в офисе.

Старший лейтенант Сизов сбежал по лестнице, показал командиру часового на выход и, открыв тяжелую дверь, вышел на улицу. Солнце светило по-весеннему, но ветер дул довольно бодро. Он покосился на солнце, застегнул куртку до шеи и медленно пошел вниз по лестнице.

Толпа смеющихся студентов поспешила к стеклянному кафе, бросая на него осуждающие и злобные взгляды. Пенсионерка в профессорских очках степенно шла, ведя на поводке рыжую таксу с седой мордой. С балкона ее приветствовала громовым басом черная собака, бьющая хвостом по прутьям, защищающим его свободу, - видать, старые друзья. Бабушка, торопясь к подъезжавшему к остановке автобусу, неуклюже ударила его хозяйственной сумкой, а потом и сама была чуть не сбита с ног пролетавшим торпедой скейтбордистом.

Где-то на грани слышимости завыла сирена скорой помощи, мчащейся на вызов. Голубоватое облако выхлопных газов висело в воздухе от катящихся по волне машин – еще час и начались «пробки». У каждого свои проблемы и заботы, никому до них нет дела. Лениво прогуливаясь по Страстному бульвару, Стас не думал о предстоящем допросе. Зачем ломать голову? Все просто. Вчерашняя книга была в моей голове. У автора как-то интересно было имя - Мархуз...а может это фамилия? Он даже вбил это слово в Яндекс, узнав, между прочим, что это какой-то сказочный зверь. Это давало понять, что писатель был великим оригиналом.

Книга написана в жанре альтернативной истории. Похоже, весь литературный мир просто помешался на этой "альтернативе" - по-разному крошат эту бедную историю. Однако «Старец царь Иоанн Пятый», в отличие от других писателей, написан весьма забавно.И это заставило меня задуматься об этом. Хотя бы о том, что наша жизнь — это череда постоянных случайностей. Вот, например, если он сейчас заболеет, и все дела, которые у него есть на производстве, перейдут к Мишке.

Сосед по комнате даже не собирается проклинать его последними словами. Просто у них совершенно другой подход к работе. Михаил, прямой как черенок лопаты, работая с подозреваемыми, подавил их волю. Нет, не кулаками. Бить - это последнее дело, чистая ненормативная лексика. Ну вы заставляете человека подписать протокол допроса, и что? Неделю он проведет в камере, слушая опытных «зеков», разговаривая с адвокатом — и отправляясь в прокуратуру на «троллейбусе».

И дело не в том, что прокуратура и охотники за головами пьют ведро крови. Сосут ее по натянутым причинам - как раз по пути! - но только мошенник на суде будет петь ту же песню. И он извинится, для вас это не старые времена, потому что на дворе конец 20-го века. Гуманизация, гласность, плюрализм и черт знает сколько модных светотеней. Благодаря просвещенной Европе можно подумать, что мы до них глотками хлебали щи.

Так что, возможно, Брэдбери был прав — если раздавить бабочку в меловом периоде, на выходе вы получите еще одного президента.Другое дело, что, конечно, никто не будет следовать этой закономерности или принимать ее на веру. Еще скажет с умным видом: «История не знает способа связи». Она сама сказала тебе, не так ли?

Визг тормозов пронзил его нервы, заставив поднять глаза. Блестящий обогреватель «Лэнд Крузера» неуклонно приближался к нему, и время, казалось, тянулось. Стас уже чувствовал жар двигателя, запах горелого бензина, машина двигалась медленно и размеренно, как паровоз, идущий под уклон.Тело не успело сойти с дороги, и тут еще одна нога зацепилась за бордюр... Он мчался изо всех сил и вдруг... прямо перед его глазами предстала храпящая лошадиная пасть, от лица воняло едкой лошадью. пот. Конец стержня ударил его в грудь, выпустив последний воздух из легких. Улица кружилась перед глазами. Последним, что он услышал, упав на спину, был его избирательный партнер.

... Когда он очнулся, то почувствовал на лице неприятный холодок, как будто рот застрял в растаявшем сугробе.Стас пытался прогнать холод, но кто-то держал его за руку.

- Ложитесь, молодой человек, - сказал спокойный мужской голос.

Голова все еще кружилась, и он открыл глаза и увидел склонившегося над ним человека с бородой. Свет раздражал, и Стас снова закрыл глаза.

"Доктор со скорой помощью", пришла мысль. - В Склифе тарахтения еще не хватало. К черту их: кажется, ничего не сломано. Они держат их неделю, а потом я разгребаю их лопатой.Откуда взялась лошадь?

А люди, стоявшие над ним, обсуждали его так, как будто его не было или он уже умер.

- Похоже на пришельца...

"Почему это? Между прочим, коренной москвич…»

- американец, кажется. Видите, штаны сшиты вместе. Я взял один из тех...

"Он про джинсы что ли? Нашел чертову диковинку - джинсы в Москве... Деревня что ли? Да они есть в каждой деревне…»

- Я бы не умер...

"Черт, не ждите."

Пересилив себя, Стас открыл глаза и попытался сесть.

"Ложись, ложись, ты плохо двигаешься.

Опять бородатый.

- Я плохо ложусь, - пробормотал Стас. - Нет времени.

Он с трудом поднялся, прислушиваясь к себе. Грудь немного болела, конечно, но это было вполне терпимо. Отряхнув штаны, опера мельком взглянула на стоящих рядом людей. Что «с ними что-то не так», он понял сразу.Но что именно не так? Сознание постепенно прояснилось, и она потихоньку начала оценивать информацию, которую давали ее глаза.

Сейчас, конечно, сложно кого-то удивить самой странной одеждой, но сразу быть таким? Как будто он вошел в толпу во время съемок «Старых времен». Конечно, таксист, стоящий рядом с кабиной, одет как извозчик начала века. А дама в пальто на плечах - ну просто дама на фото, а рядом скромная женщина в плюшевой юбке открыла рот.Животный дядя фыркнул и от удивления почесал макушку пятью пальцами. Знаки со словом «ять» мелькали у меня перед глазами. Мумеры, напротив, уставились на него, как дошкольники на рождественскую елку. Сейчас, конечно, таких сервисов нет... и шоу... кого этим "ретро" теперь удивить? Но лавиной росла горстка логических нестыковок.

Вместо асфальта булыжник. Через Страстное все время проезжала одна машина – такая же ретро, ​​как и все вокруг. Вагоны всякие, такси… и то не слишком много, конечно, по сравнению с потоком машин, который он видел пять-десять минут назад.И последняя капля - навстречу им идет высокий милиционер. Стас даже не сомневался, что он настоящий милиционер. Три гомбочки на ниточке - милиционер с самым высоким окладом или унтер-офицер.

Только после плохого прочтения герой, оказавшись в непонятном месте, долго щипает все части тела, пытаясь проснуться. Если кто-то не пьян и в своем уме, он спрашивает, к чему лишние телодвижения? Так что понятно, что это реальность, а не сон. Веди себя по ситуации, тогда ты узнаешь, как ты сюда попал.Когда время. Если так.

Что случилось, господа? Полицейский вежливо приложил пальцы к видоискателю.

"Ну, это..." водитель замялся.

"Полицейский" - вперед вышла дама в пальто - "этого иностранного джентльмена сбила лошадь таксиста.

Она выглядит победоносно с задранным носом - идеальная ученица, "сдающая" непослушных одноклассников учителю. Ну подожди ты, сволочь...

- С чего ты взял, что я иностранец? Стас пожал плечами.- К вашему сведению, я потомственный москвич.

- Ну, ты так одет, - замялась дама. "Извините, конечно...

Полицейский, повернувшись к извозчику, замер и снова перевел взгляд на Стаса.

- Действительно, сэр, вы одеты, извините, более чем странно.

С легкой руки «советских» писателей облик милиционера из царской России был сформирован как стереотип гоголевского Держиморда - эдакий здоровый бык, к тому же обязательно грубый и не дурак, чтобы совать кулак в рот.И теперь Стас с интересом смотрел на унтер-офицера. Ну кроме, может быть, конечно, здорового: рост сто девяносто, это точно. Метание рук, отсутствие лишнего веса, кисти (многое говорит об уровне подготовки) как у хорошего бойца - широкое запястье, крепкая кисть, сухие и крепкие пальцы.

Остальное, как говорится, с точностью до наоборот. Он водит как профи - уверенно, но без грубости. Глаз упорный, как в хорошей опере. Когда он взглянул на Стаса беглым взглядом, ему показалось, по греховному поступку, что он заметил под курткой бочку.Хотя теоретически не должно...

- Будьте любезны, г-н Москва, покажите паспорт. А документы несешь - это уже извозчик.

Он вздохнул и послушно подошел к такси.

- У меня нет с собой паспорта, - спокойно ответил Стас, судорожно раздумывая, показывать ли удостоверение личности. «Xiva» действует до 1995 года. Трудно предугадать реакцию полицейского на такой документ. Ничего блин, конечно, непонятно, но то, что он как-то вовремя подвел - факт печальный.Бритва Оккама не подвела — ничто другое не могло объяснить происходящее.

"Ну что вы..." Милиционер укоризненно покачал головой. Вы не знаете, сэр...

Он вопросительно посмотрел на Стаса.

- Сизов Станислав Юрьевич.

- ...Господин Сизов, что при ношении оружия нужен паспорт? У тебя под курткой пистолет, я не ошибаюсь?

Произнося эту тираду, Стас уже обдумывал вариант - что ему делать в этой дурацкой ситуации.

- Сотрудник полиции, у меня есть служебное удостоверение. Но боюсь, если я это представлю, ситуация станет еще более запутанной.

- Что вы предлагаете?

По глазам милиционера было видно, что он тоже перебирает возможные варианты.

"Пожалуйста, сопроводите меня в полицейский участок...

.90 000 210 лет со дня рождения Фредерика Шопена на TVP Kultura - Telewizja Polska S.A.

"Шопен. Желание любви» (19 февраля, 15:40)

Кинорассказ о жизни Фредерика Шопена, режиссер Ежи Антчак. После падения Ноябрьского восстания молодой музыкант отправляется в Париж, где из нежеланного артиста в изгнании превращается в любимца парижских партийных сливок, чьи этюды исполняет сам Лист. В фильме также рассказывается о бурных отношениях композитора с французской писательницей Жорж Санд.

В главных ролях Петр Адамчик и Данута Стенька.

"Спасенные Шопеном" (22 февраля, 19:20)

Британский документальный фильм режиссера Джеймса Кента. В нем рассказывается о Балладе соль минор, соч. 23 № 1» Фредерика Шопена и как это произведение изменило жизнь двух молодых людей. Пятнадцатилетняя японская пианистка Момока родом из Сендая, города, пережившего землетрясение и цунами в 2011 году. Играя «Балладу», Момока выражает свои обычно скрытые чувства, такие как боль, отчаяние и несогласие с жестокой реальностью.С другой стороны, 22-летний Пол, ученик шотландской музыкальной школы, у которого диагностировали рак мозга и рассеянный склероз, обязан «Балладе» своим выздоровлением после сложной операции. В фильме творчество Шопена также комментируют всемирно известные пианисты, такие как Ланг Ланг, Владимир Ашкенази, Имоджен Купер и Стивен Хаф.

«Голубая нота» (1 марта, 13:15)

Биографическая драма 1991 года, автор сценария и режиссер Анджей Жулавский. Фильм представляет собой оригинальный взгляд на последние дни жизни Фредерика Шопена.Композитор останавливается в поместье своей возлюбленной Жорж Санд в Ноане. Готовится вечеринка, на которую приглашены в том числе художник Эжен Делакруа, оперная певица Полина Виардо и писатель Иван Тургенев. Отношения между пианисткой и писательницей подходят к концу, чем пользуется дочь Санд, Соланж, влюбленная в Шопена.

В фильме снимались: Софи Марсо, Януш Олейничак и Мари-Франс Пизье.

"XVII Конкурс Шопена - лучшие исполнения полонезов, мазурок, сонат" (1 марта, в15:40) ПРЕМЬЕРА

В эфире вспоминаются выступления, отмеченные наградами на 17-м Международном конкурсе пианистов. Фредерик Шопен в 2015 году. Затем жюри конкурса выбрало лучших пианистов: полонез (Сон-Джин Чо), мазурки (Кейт Лю) и сонату (Шарль Ришар-Амелин).

Телевизионный театр - "Фридерик" (3 марта, 20:30)

Спектакль в постановке Агнешки Липец-Врублевской по книге Петра Витта "Przedpiekle Sławy.Кое-что о Шопене». Путешествуя по Европе, молодой композитор узнает о падении Ноябрьского восстания. Он не возвращается в свою страну и начинает новую жизнь в Париже, городе, где многие поляки искали убежища от русских захватчиков. Для молодого музыканта наступает трудное время – помимо неудач, связанных с его карьерой, Шопена тревожит разлука с родным домом, а также судьба родины. Действие происходит в двух планах: историческом и современном. Одновременно с судьбой Фредерика Шопена представлена ​​история юной пианистки Адели, которая открывает обстоятельства успеха великого пианиста.

В ролях: Кшиштоф Щепаняк (Фридерик Шопен), Гражина Барщевская (герцогиня де Водемон), Михалина Ольшаньска (Адела), Паулина Шостак (Дельфина Потоцкая), Мария Павловская (Людвика Шопен), Кшиштоф Вакулински (Фердинандо Паер), Марк Мицкевич), Збигнев Замаховский (Фридрих Калькбреннер), Януш Хабиор (Миколай Шопен), Лукаш Гарлицкий (Винсент), Мацей Мусял (Мальчик с Сены), Славомир Гржимковский (посол).

.

Тейничков, писателей русской литературы, живших в трое /

история

Нам уже известно понятие "полиаморная семья" - семья, состоящая из более чем двух человек (и нет, это не относится к детям или бабушкам и дедушкам). Явление кажется совсем новым, но на самом деле так называемые странные семьи существуют уже давно. Вы даже не догадываетесь, кто из известных людей жил в тройке...

Сразу оговоримся, что термин "шведская семья" существует только в русском языке и к настоящей Швеции отношения не имеет.В остальном мире семейство полиамидов обычно называют m? Наге? trois — буквально «ферма на троих». Чтобы так жить, интимная близость с самим собой может состоять из всех участников и только из некоторых. был многолюб, многоженец, неспособен к однобрачной любви. Это почти все песни…» — писал Корней Чуковский в статье «Друзья поэта».

Николай Некрасов.

Личная жизнь «русской певицы» и правда складывалась непросто. В 26 лет Некрасов сходит с ума, влюбляясь в красавицу Авдотью Панаеву. И хотя Панаева не была первой любовью поэта, она традиционно считалась его музой и вдохновительницей..

Авдотья Панаева.

Авдотья Панаева была умна, красива, очень талантлива... и вышла замуж за другого русского писателя Ивана Панаева. И хотя девушка поначалу упорно отвергала ухаживания юного покериста, вскоре сдалась.Во время одной из экспедиций Панаев и Некрасов признаются друг другу в чувствах..

Иван Панаев.

Что чувствовал Иван Панаев, было неизвестно, но, видимо, это не помешало их дружбе. Учитывая, что вскоре все трое счастливо зажили в квартире Панаевых, их отношения оказались крепче, чем казалось.

В соавторстве с Панаевой Некрасов написал несколько романов - Авдотья тогда писала под распространенным в те времена мужским псевдонимом дней.По слухам, Некрасов неоднократно устраивал Панаеву сцены ревности, но ссоры не помешали партнерам прожить вместе 16 лет - до самой смерти Панаева.

За это время Авдотья успела забеременеть от Некрасова, но, к сожалению, ребенка вскоре умер. После смерти Панаева Авдотья и Николай также недолго жили вместе. Видимо, «третий» в их странной дружбе не был лишним.

В своем некрологе, опубликованном в «Современнике» (1862, №2) Чернышевский писал: «... Панаева любили все, кто его знал, за его доброту, мягкость и эту привлекательность, которая сообщала о преобладании в нем человеку хороших психологических качеств..."

Иван Тургенев и Виардо: "На грани другого гнездо»

Луи Виардо, известный французский писатель и искусствовед, и оперная дива Паулина Гарсия поженились в 1840 году. Ему было уже сорок, а девушке всего двадцать. ночная рубашка».

Иван Тургенев.

Полина нашла в Людовике достойного мужа, но покоя ей было мало. «Как вы мне и обещали, я нашла у Луи возвышенный ум, глубокую душу и благородную фигуру… Прекрасные качества для мужа, но достаточно ли этого?» - написала Полина Жорж Санд.

Полина Виардо.

Через три года после свадьбы появился повод отвлечься от скучной семейной жизни. Осенью 1843 года 25-летний Иван Тургенев появляется среди зрителей оперного спектакля.А через некоторое время Тургенев знакомится с Людовиком, тогда директором Итальянского театра в Париже. Оперная дива не выделяла Тургенева из толпы своих поклонников, но когда ее петербургские гастроли подошли к концу, Иван Тургенев бросился вслед за семьей Виардо.

На починку "цыгана" мать трех лет не дает ему денег. Тургенев путешествует по Европе: в Берлине, затем в Лондоне, Париже, гастроли из Франции и затем в Петербурге, он до сих пор живет в семье Виардо «на краю чужого гнезда», по его собственным утверждениям.В начале 1860-х годов в Баден-Бадене поселилась семья Виардо, а с ними и Тургенев («Вилла Тургенев»). Благодаря родному городу Виардо и Ивана Тургенева их дом был интереснейшим музыкальным и художественным центром.

Луи Виардо.

Четверых детей Полины (в том числе и своих) Тургенев любил как родных. Истинный характер отношений Полины Виардо и Тургенева до сих пор обсуждается. Есть версия, что после того, как Луи Виардо был парализован инсультом, Полина и Тургенев поженились.По одной из версий, в этом любовном треугольнике были еще мужчины, к которым принадлежала Полина Виардо...

Могилы в своей "Истории любви", задаваясь вопросом, как могла быть связь между Тургеневым и Виардо в нескольких отношениях, говорит: " Результат точно не связан с естественными чувствами людей, живущих вместе втроем... На какой моральной основе это произошло в некоторых странах? Дружба Тургенева с мужем любимой женщины, строители на совместном увлечении охотой? что-то происходит! "

Маяковский, Ося и "Муза русского авангарда"

" Володя не просто влюбился в меня - он напал на меня, это была атака на два с половиной года. У меня не было свободной минуты .. Меня буквально пугала его агрессивность, его рост, его размеры, безудержная, безудержная страсть, его любовь. неизмеримо, — писала Лила Брик о Маяковском.

Владимир Маяковский.

В автобиографии Маяковский день встречи с Бриком определяет как «радостный день» июля 1915 года. Между Маяковским и Лилой Брик очень быстро вспыхнул бурный роман, что не помешало ее мужу и Лиле Брик Осипу. Летом 1918 года Маяковский и Брик стали жить разъездами, переходя с квартиры на квартиру.По воспоминаниям советского поэта Вознесенского, в старости Лила Брик узнала его: «Я люблю заниматься любовью с Осеем. Потом он закрыл кухню. .".

Лиля Брик.

Однако есть версии, где все было совсем наоборот - у Осипа не было сил и здоровья заниматься любовью с женой, и он уступил место более молодой любовнице.

Маяковский, Лиля и Осип Брик.

Лидия Чуковская без отторжения вспоминала о посещении ние Бриков: «Общаться с ними мне было трудно, все в родном стиле — и не так, как я думала, что я не любила Лилию Юрьевну без интереса, связанного со стихами Маяковского и куропатки.. за столом, а за столом шутки...»

В своих предсмертных записках Маяковский назвал Лилю Брик и Веронику Полонскую, а также свою мать и сестер, членов своей семьи, и попросил передать стихи Брикам ..

Александр Герцен и "три звезды"

Александр Иванович Герцен русский поэт, философ и взгляды очень свободный человек.В 1838 году он женился на своей двоюродной сестре Наталье Захариной, и за семь лет Наталья родила ему шестерых детей , трое из которых, однако, умерли вскоре после рождения.

Александр Герцен и Наталья Захарьина.

Семья эмигрирует в Париж, где Наталья влюбляется в близкого друга Герцена - Георга Гервега. Наталья не скрывает своих отношений с Гервегом и признается, что «неудовлетворенность, что-то осталось незанятым, брошенным, искала сочувствия и нашла свою дружбу с Гервегом». Своему мужу она предлагает «брак из троих». Однако оно духовное, а не плотское. Дополните картину Эммы - супругой Гервег и их детьми.

Георг Хервег и его жена Эмма.

Все четверо взрослых и детей поселяются в одном доме, создавая «коммуну», изначально не предполагающую никаких интимных отношений. Герцен называл их «четырьмя звездами, и как бы вы нас ни организовали, все будет сиять». Но Наталья по-прежнему была любовницей Гервега. Узнав правду, Герцен настоял на отъезде Гервега из Ниццы. На что Хервег заявил, что если это так, то он покончит жизнь самоубийством. Забавно, что в международном сообществе Герцена осудили за попытку разлучить жену с любовницей..

В 1850 году Наталья родила дочь Ольгу. Герцен, хотя и сомневался в отцовстве, никогда открыто в этом не признавался.

К 1851 году супруги помирились, но в ноябре семью ждала огромная трагедия при крушении их сына - восьмилетнего Николая, глухого от рождения - матери и опекуна мальчика Александра Ивановича. Не в силах справиться с утратой, 34-летняя Наталья умирает в результате преждевременных родов.

.

Тургенев, историк литературы

Выдержка из документа:

5. Творческая биография Ф. Тургенева.

Иван Тургенев - род. 29 октября 1818 года в Орле прошло его детство в имении Спасское-Лутовиново, доставшемся ему по наследству после смерти родителей. он учился дома в первый раз

В 1836 г. он окончил философско-исторический факультет Петербургского университета, а затем продолжил обучение в Берлинском университете. Первоначально он работал приказчиком, лишь потом выбрал путь литератора.

1843 - Parasza его писательский дебют, стихотворение.

1846 - 51 написал ряд работ на сельскую тематику, давшую серию "Записки охотника" 1852.

1856-62 снискал славу 1-го русского писателя, выпустив: Дворянское гнездо 1859 Накануне и отцов и детей

Он жил за границей, сначала в Баден-Бадене, затем в Париже, что было связано с его любовью к французской певице испанского происхождения Паулине Виардо, с которой он познакомился в 1843 году.

Он субсидировал националистические издательства в изгнании и был активен в немецких и французских литературных кругах. Во Франции он был послом русской культуры за рубежом.

В возрасте 16 лет он написал драматическую поэму Steno , травестию (с вольным переводом фрагментов) на Manfred Байрона.

Вернувшись из Берлина в 1841 году, погрузившись в романтическую атмосферу и под впечатлением от Николая Станкевича (которого он встретил в Риме), он обратился к лирической поэзии.Как поэт он принадлежит к романтизму, он принадлежит к так называемому Лермонтовская школа

Элегия — величайшее его достижение, в ней выражались романтически-трагические настроения и неудовлетворенные чувства.

Parasza- поэма, продолжающая сюжет Евгения Онегина. Татьяна выходит замуж за Онегина и размышляет о последствиях этого факта.

В 1845 г. он опубликовал рецензию на «Фауста» Гёте в переводе Вронченки, в которой критиковал романтизм, понимая романтизм как «апофеоз личности», т.е.индивидуальные переживания и ощущения поэта противопоставляются лозунгам социальной функции литературы.

Записки охотника состояли из 25 рассказов - чуткость к проблеме общественной жизни, много внимания к сельской местности.

Тургенев был связан с деревней собственной биографией, он реагировал на недовольство людей; он был врагом рабства


Поисковик

Похожие подстраницы:
Охотничьи записки (2), Иван Тургенев
Охотничьи записки, Иван Тургенев
ТУРГЕНЕВ - ОТЦЫ И ДЕТЯ, Польский язык
Лермонтов Печорин Женский роман, Историческая литература
Лермонтов Творчество 900-50 Историческая литература, Польская Тургень
этюды
Иван Тургенев-Азия, Иван Тургенев, Азия
Записки-комп, Иван Тургенев, Охотничьи записки
Тургенев - Отцы и дети, Этюды по русскому чтению
Лишний человек, Histurgieniew Literatura
Недный человек, Histurgieniewiteratura
Szliteratury Gostoyevsky, HistLiteratura
Хлыст смеха в героях русской провинции, Историческая литература
Гоголь Биография Плаща, Историческая литература
Чеховский вишневый сад, Историческая литература
Лермонтов Жизнь Творчоск, Историческая литература
Характеристика поэзии Фета.Творческая биография, HistLiteratury
NIEKRASOW, HistLiteratury

еще похожие страницы

.

цитат Тургенева из

лучших произведений

Великий русский писатель Иван Сергеевич Тургений оказал значительное влияние на развитие русской литературы. Его творчество известно во всем мире, а цитаты из величайших произведений всегда полны глубокого смысла и актуальности.

Детство и юность

День рождения Иван Сергеевич Тургенев, будущий русский писатель, числится 28 октября (9 ноября) с 1818 года. Происходя из дворянского рода, с детства не был обделен вниманием и финансовыми средствами.

В 1827 году семья переехала в Москву, где Иван Сергеевич получил прекрасное начальное образование. За высшим образованием будущий писатель ездил в Петербург и Германию. Любовь к литературе маленькому Ивану привила его мама. Она часто цитировала произведения М. Лермонтова, А. Пушкина, Н. Гоголя. У него также был свой дворецкий, возникло желание читать. Мать поддерживала любимого отпрыска и материально, до 1940 года, пока между ними не вспыхнул конфликт и не потрудилась выполнить просьбы неблагодарного сына.

Становление Ивана Сергеевича как писателя

После окончания Берлинского университета в 1841 году перед Тургеневым стоит выбор, чем ему заниматься в дальнейшем. Первоначально в планах Ивана Сергеевича преподавать, но по воле случая ему удается опубликовать свое стихотворение «Параша». С этого момента была установлена ​​цель в жизни.

Письмо взяло голову молодого человека. Первые попытки писать стихи были уже на третьем курсе университета. Тургенев активно писал стихи и даже несколько раз публиковал свои произведения в журнале.Теперь это стало основным занятием. Цитаты Тургенева часто используются в его эпиграфах и другими писателями.

Современники подчеркивали несоответствие внешнего Ивана Сергеевича его внутреннему миру и высокому тембру его голоса. Этот человек был полон противоречий, которые тем не менее были чудесным образом связаны между собой. Несмотря на дворянское происхождение, он был ярым противником крепостного права. Возможно, по этой причине большинство произведений Тургенева были основаны на жизни сельских семей.

Через свои произведения писатель отображает все социальные изменения своего времени:

  • Быт и культура простых сельчан.
  • Стремление сельчан расширить свой кругозор и уравнять жителей города.
  • Возникновение идеала человеческой личности в период отмены крепостного права.
  • Изменение роли женщины в обществе.

Личная жизнь Ивана Сергеевича сложилась не так, как литературная. В юности у красивого красавца было несколько романов. Он даже женился на швее Авдотье, от которой имел внебрачную дочь. Но мать писателя воспротивилась браку и разлучила влюбленных.

В 1845 году на картине писателя изображена певица Полина Виардо, вышедшая замуж за француза Луи Виардо. Из-за этой дружбы начинаются разногласия с матерью, да так, что она перестает финансировать сына. Для состоятельного человека, как ему казалось, всегда нравилось быть похожим на иголку, это довольно тяжелое испытание. Но вопреки всему он и его семья Виардо уехали во Францию.

Литературные особенности произведений И. С. Тургенева

Писатель часто обращается к пейзажу.Он любит описывать сельскую природу, насыщая ее яркими красками и оживляя воображение читателей.

"Темное чистое небо стояло над нами торжественно и безмерно во всем своем таинственном великолепии." - цитата Тургенева из повести "Бежин луг".

Главные герои произведений автора - среднестатистические личности с глубокой душой. Он пытается раскрыть внутренний мир человека, а не описывать красавцев.

Писатель хорошо справился с женскими образами.Например, любимая всеми читателями Ася. Тургенев часто использует в своих произведениях прототипы девушек, к которым он испытывал какие-либо чувства. Простота, скромность и одухотворенность — отличительные черты тургеневских героинь. Он заслуживает любви своих читателей.

Тургенев цитирует

Иван Сергеевич внес большой вклад в развитие русской литературы. Ниже приведены некоторые цитаты из наиболее известных произведений писателя.

Цитаты из повести Ивана Тургенева «Ася» наполнены прекрасным чувством.

«У счастья нет завтрашнего дня; он ушел вчера; не помнит прошлого, не думает о будущем; у него есть дар — и это не день, а миг».

Не менее глубокомысленные цитаты из тургеневского «Муму».

« Один мне судья: Один Бог и никто другой. Только он знает, кто человек на этом свете и бесплатно ли я ем хлеб.

А вот самые популярные цитаты Тургенева о любви.

"Только тот, кто любит, имеет право обвинять, дисциплинировать."

.

краткая заметка о жизни писателя

На самом деле биография Тургенева коротка. Вся жизнь состоит из одной цели и одной любви.

Детство - Путешествие начинается

Иван Тургенев. Биография классической русской литературы начинается в семье дворянина-помещика в 1818 году, 28 октября. В девятнадцатом веке помещичьи и дворянские семьи брались воспитывать своих детей дома. С этой целью они нанимали воспитателей, учителей, а родители были высокообразованными и преданными своему отпрыску.Иван Тургенев не был исключением, и поэтому 14-летний мальчик, знавший три иностранных языка, мог легко поступить в Московский университет.

Биография Тургенева кратко, зачем останавливаться на ключевых этапах. Окончил писатель летом 1837 года, но уже в Петербурге на философском факультете, по отделению словесности. Смена университета совпала с переводом всей семьи Тургеневых в Петербург.

Созревание. Биография Тургенева (краткая) 9000 6

Начало творческого пути писателя – драма «Стена», написанная в 1834 году.Драма была напечатана профессором Плетневым, наставником Пушкина, увидев искры таланта в творчестве молодого Тургенева.

Окончив его весной 1838 года, писатель отправился в Германию, чтобы продолжить обучение в Берлинском университете на отделении современной философии. После возвращения в Россию Иван Сергеевич Тургенев, биография которого кратко описывает его как очень талантливого писателя, в 1841-1842 годах готовился к экзамену на должность профессора философии. А до тех пор все философские факультеты в стране, согласно царскому указу, закрыты.Далее в биографии Тургенева можно упомянуть короткий период, посвященный службе в Министерстве внутренних дел. Однако, понимая, что ничего изменить в тяжелой жизни крестьян не в его власти, принять решение уйти в отставку.

Отныне вся жизнь посвящена тургеневской литературе. Белинский помогает определить его творческие пути. Свет проходит через полное реализма стихотворение «Парах». После первой учебы под пером прирожденного писателя и романы, и рассказы, и очерки, и пьесы.

Любовь на всю жизнь

Перемены в личной жизни Тургенева начинаются в 1843 году после знакомства с Полиной Виардо, французской певицей, гастролировавшей в это время в Петербурге. Тургенева любить и шаг за шагом следовать за предметом своей страсти. В данной статье представлена ​​биография Тургенева (краткая), поэтому я опишу кратко, поэтому он уехал жить за границу. Хочется попасть в его произведения, яркий пример - "Записки охотника".После выхода «Записок» на Тургенева падает популярность, благодаря которой он пользуется особой репутацией среди людей прогрессивных взглядов.

В 1852 году в Москве умирает Н. В. Гоголь, и Тургенев написал по этому поводу некролог. Цензура пытается запретить публикацию, но Тургенев отдает ее в газету. После этого шага правительство запрещает оставлять Тургенева за пределами родового поместья. В это время в Орловской губернии Тургенев написал несколько произведений, ставших классикой, в том числе «Му-му». Связь продолжалась до 1856 года, после чего Тургенев снова уехал в Европу.

Домой он снова придет совсем скоро, в 1858 году. Где можно увидеть свет чудесной повести «Ася», «Дворянское гнездо», «Отцы и дети».

русской писательницы Паулины Виардо, сначала в Баден-Бадене, а затем в Париже, где он скончался от рака сердечника в 1883 году, 22 августа, провести до конца жизни. Тургенев был похоронен в Петербурге, согласно его завещанию.

.

Смотрите также